?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Таричан.jpg

Оригинал взят у o_alexij в Мученики Давид и Таричан
Сегодня память этих мучеников.
Есть грузинская баллада от Давиде и Таричане, но я не уверен, что в ней идет речь об этих мучениках. Так как на days.ru написано, что они пострадали от персидского правителя Абдулы за отказ перейти в мусульманство.
А в балладе говорится, что Давид и Таричан пострадали от своего родного дяди.
На сайте Грузинской Православной Церкви подтверждается то, что говорится в балладе.

Итак, Грузинская баллада.


Считая годы как по чёткам
Заканчивался век седьмой.
Грузинский царский род почётный
Был славен молодой вдовой.

Княгини бархатные очи
И кроткий нрав, и белый лик
Всех, до руки её охочих,
Неудержимо к  ней влекли.


Но Тагине не разменяла
Любовь к супругу своему,
И никому женой не стала,
Оставшись верною ему.

До смерти траурной одежды
Она решила не снимать,
И серебристый смех, как прежде,
В округе перестал звучать.


И опуская очи долу,
Закутываясь в длинный плат,
Она всегда спешила к дому
Тропинкой горной через сад.


Там ждали материнской ласки
И грустных песен по ночам
Её два отрока прекрасных –
Давид и младший Таричан.



И нерастраченной любовью
Она одаривала их –
Похожих на отца до боли –
Молитвы вознося за них.


Она о том молила Бога,
Чтоб не прельстил их этот мир,
И чтоб они ценой любою
Остались добрыми людьми.


Евангелие им читала

И в Божий храм водила их,

И незаметно прорастало

Зерно любви Христовой в них.



И Гласу Божьему внимая,
Что в их сердцах всегда звучал,
Со сверстниками не играли
Давид и младший Таричан.


Влекла их тайная молитва,
Служенье бедным и больным,
И быть бы матери счастливой,
Когда такие с ней сыны…


Но Феодосий – брат вдовицы,
Что  был язычникам подстать –
Давно задумал у сестрицы
Её имение отнять.


Сперва он хитростью и лаской
Пытался  убедить детей,
Что вера во Христа напрасна
И жить без веры веселей.


Но вырываясь из объятий,
Бежали к матери они:
Зачем, зачем родной их дядя
Нехорошо глядит на них?


И от предчувствий холодея,
Сказала мать ему тогда:
«Всё забери, что мы имеем,
Оставь нам – веру во Христа!»


И ночью, дом родной покинув,
С котомкой лёгкой на плечах
Ушла вдова. И с ней два сына:
Давид и младший Таричан.


Их путь лежал на юго-запад,
Где странников никто не знал.
И детям Тагине  сказала:
«Господь нам испытанье дал.


Не бойтесь, коль мы - христиане, -
Бог не оставит нас в беде!»
И милосердные крестьяне
Их приютили в тот же день.


В то время как другие дети –
Князья, такие ж, как они,
На скакунах учились ездить –
Давид и Таричан одни


Пасли овец под солнцем жарким
За две лепёшки и за кров.
И только мать им было жалко,
Что всё худела от трудов.


К ней с пастбищ отроки спешили,
И хижина была как храм:
И вместе радостно им было
Молиться Богу по ночам!


Но Феодосий, чьё именье
Вдруг увеличилось стократ,
Теперь боялся возвращенья
Своих племянников назад.



Он думал, что они отнимут
Его именье, станут мстить…
И чтоб спокойно жить отныне –
Решил племянников убить.


И их искать послал повсюду
Он слуг-язычников своих.
И вот на пастбищах безлюдных
Те в пастухах узнали их.


Тут Феодосий следом прибыл,
Объятья отчие раскрыл
И добрым взглядом одарил их.
Но в сердце алчном дьявол жил.


Давид обрадовался дяде,
К нему навстречу побежал,
И в крепких дядиных объятьях
В мгновенье бездыханен стал.


Увидев меч в спине Давида,
Насквозь прошедший через грудь,
Решился скрыться брат из вида
И схорониться где-нибудь.


Он побежал быстрее лани
Своей судьбе наперекор
С одним единственным желаньем –
Чтоб матери уменьшить скорбь.


Ведь если и его настигнут,
Как пережить всё это ей? –
Смерть одного, другого сына,
Убийцу кровного детей…


Но отрока схватили вскоре,
Когда, запнувшись, он упал,
Рукой недрогнувшею к горлу
Тотчас приставили кинжал…


Он был как агнец пред закланьем,
Моля ему оставить жизнь,
Но беспощадные создания
На просьбу не отозвались.


И прошептал он, умирая:
«Я не уменьшил скорбь твою…
Прости, прости, моя родная,
Быть может, встретимся в раю…»


А пастухи, услышав крики,
На помощь бросились скорей,
Боясь зверей нападок диких                                
На  кротких пастушков-детей.


Тут слуги стали торопиться,
Звать Феодосия, но он
Как вкопанный остановился –
Он был мгновенно ослеплён.


А мать бежала, задыхаясь,
Она поверить не могла:
Не то, быть может, услыхала,
Не так, быть может, поняла…


Казалось ей, что взором ясным
Сейчас развеют злой обман
Её два отрока прекрасных –
Давид и младший Таричан…


Не видел брат её ослепший,
С каким лицом родная мать
Шла ярким днём сквозь мрак кромешный
Глаза сынишкам закрывать,


Как над телами чёрной птицей
Кружила бедная вдова:
Ладонью гладила их лица,
Шептала нежные слова…


Не видел он, но сердце болью
Отозвалось внезапно в нём.
 «Прости убийцу, - вдруг он молвил, -
Я каюсь искренно во всём.


Знать, надо было мне ослепнуть,
Чтобы душой своей прозреть,
И чтобы в ней Господь затеплил
Свет веры, а иначе – смерть.


И  если Бог твой милосердный
Теперь помилует меня, -
Христианином стану верным!
Прости меня, сестра моя!»


И Тагине, боясь поверить
В произнесённые слова,
С любовью, что нельзя измерить,
Прощенье дать ему смогла.


Прощенье дать и примириться
С тем, кто нанёс такую боль,
И за убийцу помолиться,
Чтоб зрячим брата сделал Бог.


И кровью отрока Давида
Глаза помазала ему,
И Феодосий смог увидеть
Лицо, исполненное мук.


И слёзы потекли ручьями,
Смешавшись с кровью, по щекам,
И капли в бороде сияли,
Как будто в них играл закат.


Крестившись, он раздал именье
И нищим до кончины  жил,
И с тайной верой во спасенье,
Во всём покаявшись, почил.


А Тагине жила в затворе
У храма Троицы Святой
С надеждой, что увидит вскоре
Своих детей в стране иной,



Где в сонме мучеников дивных,
Любви Христовой нас уча,
Сияют славою святые –
Давид и младший Таричан..

Взято здесь http://www.svetlana-kopylova.ru/Text/gruzinskaya_ballada.html

Святых мучеников братьев Давида и Таричана (693)

18 (31) мая

Святые мученики Давид и Таричан были сыновьями благоверных христиан Вардана и Тагине, находившихся в родстве с царями Грузии.

Давид и Таричан еще в детстве потеряли отца, и их владения захватил брат матери - язычник Феодосий. Тревожась о том, что, достигнув совершеннолетия, братья будут претендовать на законное наследство, Феодосий решил обратить в язычество сестру. "Оставь веру Распятого и прими мою, и я усыновлю сыновей твоих", - уговаривал он сестру. Тагине твердо воспрепятствовала коварному замыслу брата: "Довольно того, что присвоил все владения сыновей моих и отцовское наследство. А наследства Отца Небесного не сможешь отнять у них!" - отвечала она ему.

Увидев стойкость сестры, нечестивый Феодосий решил испытать отроков, ласковыми речами отравить их души и отвратить с пути истинного. Он позвал их, обнял, угостил сластями и сказал: "Теперь вы мои сыновья и все принадлежащее мне - ваше. Доверьтесь мне, как сыновья любящие и покорные любимому отцу. Оставьте веру вашего отца, и я дам вам веру лучшую!" Отроки, выслушав дядю, после короткого раздумья ответили ему твёрдо: "Мы вполне довольны той верой, которой следовал наш отец, и будем ей верны, пока души наши пребывают в наших телах. Мы готовы на всякое испытание ради любви и Страстей Господних - Отца нашего Небесного!"

Феодосий не посмел тронуть племянников и с миром отпустил их, хотя решил тайно убить их. Тагине, предчувствуя надвигающуюся беду, бежала к родственникам в Южную Грузию - в Тао. Феодосий, узнав, что они пасут овец на вершине горы, устроил им засаду. Братья услышали шум и вскоре увидели вооруженных воинов. Вначале они испугались, но блаженный Давид, узнав родного дядю, обрадовался и направился к нему. Нечестивый Феодосий мечом поразил приближавшегося Давида. Выпавший из юных рук святого мученика пастуший посох превратился в огромное дерево. Увидев убиение брата, юный Таричан бежал. Но нападавшие, догнав Таричана, закололи его и пустились наутек. Вернувшись, убийцы увидели ослепшего Феодосия, которого настигла Кара Божия. Онемевшие от ужаса воины не смогли тронуться с этого места. Раскаявшийся Феодосий горько рыдал.

Тагине гневными слезами обличала брата: "Почему отнял свет очей моих. Не довольно ли было тебе моего вдовства, не довольно ли было тебе наследства сыновей моих и моего беженства и гонения, зачем преследовал, пока не погасил солнце дней моих. Неужели не вспомнил чрево, родившее тебя и меня, грудь, вскормившую и тебя и меня, почему погасил свет мой, о нечестивый!" Слушатели безмолвно внимали обличениям безутешной матери и горькими слезами оплакивали невинных отроков.

Когда мать ласкала убитых сыновей, Феодосий обратился к ней: "Для тебя воссиял луч Света Недостижимого, от Света того Непреходящего и Истинного, Света Нескончаемого: Моли святых мучеников своих ходатайствовать по милости своей пред Господом Богом, дабы мне, недостойному, быть достойным Печати Христовой, Бога Милостивого, пришедшего на землю. Верую я в Истинного Бога - Христа!"

Услышав эти слова, Тагине взяла землю, окропленную святой кровью Давида, положила на ослепшие глаза брата и он мгновенно прозрел. Это случилось в 693 году.

Как свидетельство святости и мученичества братьев, Вселюбящий Господь лучезарным светом озарил ночью их тела.

Феодосий покаялся перед Католикосом, просил отпущения грехов, принял христианство и построил церковь в честь святого Давида.

Мощи святого Таричана с почестями увез правитель Диври и построил в селе церковь его имени.

Записи из этого журнала по тегу «Грузия»

Profile

Крест святого Георгия
serg_slavorum
Призыв македонянина.

Latest Month

Сентябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner