?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у sinkov в Последний духовник царской семьи
Последним духовником Царской Семьи суждено было стать протоиерею Александру Васильеву.
Кто же он такой, воспитанник знаменитой сельской школы Сергея Рачинского в селе Татево?


Александр Петрович Васильев родился 6 августа 1868 года в деревне Шопотово*) Бельского уезда Смоленской губернии
(ныне Тверская область) в семье простого крестьянина-землепашца. В раннем детском возрасте Александр лишился
родителей, но без попечения не остался. Отрока Александра Васильева принял в школу соседнего села Татево известный
народный учитель Сергей Александрович Рачинский. В годы обучения профессор-педагог заметил в богобоязненном
мальчике большую любовь к церковности и стремление к духовным наукам.

* Это ошибка. Официальное название - Шоптово, Бѣльскій уѣздъ. (прим. tatevo)

Школьная деятельность С.А.Рачинского тесно сочеталась с его православной трезвенной деятельностью. Один из немногих
в России конца 19-го века он пытался поставить заслон той страшной привычке многих соотечественников, которую и сейчас
небрежно-снисходительно называют «национальной», — безудержному пьянству. 5 июля 1882 года Сергей Александрович
совместно со своими учениками создал Татевское общество трезвости, которое послужило в дальнейшем примером для
развития православного трезвенного движения в России. Среди первых членов этого общества оказался 14-летний Александр
Васильев.По воспоминаниям татевского педагога, большинство его учеников встретило мысль о создании такого общества
сочувственно (навидались в родных деревнях, а то и домах пьяных страстей), и в церкви был проинесен торжественный обет
трезвости сроком на год. С тех он ежегодно обновлялся.



Рачинский принял самое близкое участие в дальнешей судьбе своего воспитанника. Духовное училище, затем духовная
семинария и наконец - тот поступил в Санкт-Петербургскую Духовную академию. Именно Васильева познакомил своих
товарищей по академии с опытом трезвенной работы Сергея Александровича Рачинского. 2 декабря 1889 года студент
Александр писал своему учителю:

«Многоуважаемый благодетель Сергей Александрович!
25 ноября в собрании студентов я прочитал свой реферат о Татевской школе и, кажется, с успехом. Заметно было,
что произвело впечатление, ибо по прочтении долго велись оживленные расспросы. Слушатели были со всех курсов.
Некоторые, услышав, каких трудов стоит вести дело в Татеве, ужаснулись и обратились мыслями вспять…».


Через три месяца в стенах столичной Духовной академии родилось первое среди высших духовных школ России общество
трезвости, основанное на опыте утверждения трезвой жизни в Татево.

Как и любое доброе дело, общество трезвости в столичной Духовной академии встретили искушения. 10 марта того же года
Александр Петрович Васильев сообщал своему наставнику в Татево: «Открытие общества в стенах академии сильно не
понравилось части нашего студенчества и вызвало с их стороны глумливую брань. Пришлось перенести не мало, но мы на
это шли, переносили все с терпением и сблизились между собой».

Искушения прошли, а дело православной трезвости, основанное на опыте Рачинского, стало приносить добрые плоды. Уже
через две с половиной недели Александр отметил в письме к своему учителю: «Наше общество трезвости крепнет и растет…
Хочу склонить священника к открытию общества трезвости на фабрике (бумажной фабрике Варгуниных. — Т.Г.), ибо там по
праздникам процветает огромное пьянство и безобразие«.

Проповеди Александра Васильева вдохновили варгунинских рабочих создать при храме общество трезвости.

Варгунинцы стремились устроить первый в России крестный ход православных трезвенников. Однако осуществить это желание
было непросто: от пьяных хулиганов за Невской заставой, где находилась фабрика Варгуниных, ожидались провокации. Если бы
первый крестный ход трезвенников омрачился безобразными выходками, вряд ли бы светские и духовные власти столицы
разрешили провести подобное шествие в ближайшем будущем.

Риск был большой, но Александр Васильев безбоязненно положил начало крестным ходам православных трезвенников. В 1892
году он с несколькими десятками Варгунинских трезвенников прошел в Колпино к чудотворной иконе святителя Николая. Шли
без хоругвей, даже без креста, с одной иконой святителя Николая из Варгунинской церкви. Шли ночью, по полотну Николаевской
железной дороги. Это было сделано отчасти из-за христианского смирения и простоты, а отчасти и для того, чтобы избежать
грубых насмешек и издевательств, которым вообще подвергались первые трезвенники, а еще больше эти издевательства могли
угрожать такому малому крестному ходу. Таково было начало великого дела утверждения трезвого образа жизни.

В 1893 году уже иерей Александр Васильев закончил обучение в Санкт-Петербургской Духовной академии. Педагогические и
пастырские заслуги батюшки заметил и высоко оценил обер-прокурор Святейшего Синода Константин Петрович Победоносцев.
В 1901 года митрополит Александр Васильев возведен в сан протоиерея и служит в храмах Петербурга.


С 9 января 1910 года протоиерей Александр Васильев по приглашению императрицы Александры Федоровны состоял
законоучителем царских детей. Вскоре батюшка стал духовником цесаревича Алексея, а с 7 января 1912 года – преподавателем
Закона Божия для Наследника. Дочь о. Александра Мария вспоминает: "Отец преподавал Цесаревичу Закон Божий. Алексей
был очень религиозен. Отношения Государя с ним ( т.е. с Александром Васильевым. – Т.Г.) были самые теплые". В это же время
батюшка становится духовником царских детей.



С 1913 года батюшка был назначен настоятелем храма Федоровской иконы Божией Матери в память 300-летия Дома Романовых
в Царском Селе. А со 2 февраля 1914 года протоиерей Александр Васильев становится духовником Их Императорских Величеств
Николая Александровича и Александры Федоровны.

Его проповеди производили глубокое впечатление на слушателей. Это отметила, например, императрица Александра Федоровна
после литургии в Царском Селе 26 августа 1915 года. Она сообщает в своем письме Николаю II в ставку о проповеди протоиерея
Александра Васильева следующее: «Батюшка прекрасно говорил. Я хотела бы, чтобы побольше людей из города его послушали.
Это было бы им очень полезно, так как он очень хорошо коснулся внутренних вопросов».

В переписке с супругом императрица называет своего духовника, выходца из простого народа, «Батюшкой». «Наш Батюшка служил
молебен…», «Я просила Батюшку прочесть молитвы…», «Батюшка говорил проповедь о Марии Египетской», «…хотела бы, чтобы ты
(император Николай II. — Т.Г.) причастился, и Батюшка думает то же самое», «…Батюшка принес Бэби (Цесаревичу Алексею –Т.Г..)
Св. Причастие», «Дети отправились… на панихиду по Батюшкиному сыну, он просил нас прийти«.

Последние годы перед революцией особо сблизили Царскую Семью и ее духовника протоиерея Александра Петровича Васильева.
Нравственный облик о. Александра лучше всего характеризует следующий факт. В сент. 1916 его любимый сын, офицер Павловского
полка, погиб на фронте. Государыня Александра Федоровна из сочувствия к отцовскому горю предложила перевести в тыл из боевых
частей остальных сыновей, но о. Александр отказался. (В семье отца Александра и его жены, Ольги Ивановны, растут семь детей пять
сыновей и две дочери).



Духовник императрицы протоиерей Александр Васильев был сначала сторонником Распутина. Он верил в его искренность. Лишь
позже сомнения вкрались в его душу. К его несчастью, это была пора, когда царский духовник должен был непременно выступить
на борьбу с «темными силами», и либо победить их, либо отойти в сторону. Это был крест отца Александра Васильева, который
он понести не смог. Вполне вероятно, что отец Александр, зная упорство императрицы, не решался вступать с ней в полемику
относительно Распутина.

Нашему земляку пришлось провожать старца в последний путь. «21 декабря 1916 года. В 9 часов поехали всей семьей… к полю,
где присутствовали при грустной картине: гроб с телом незабвенного Григория, убитого в ночь на 17-е дек. извергами в доме
Ф. Юсупова, который стоял уже опущенный в могилу. О. Александр Васильев отслужил литию, после чего мы вернулись домой.
Погода была серая при 12 градусах мороза». Такую — скорбную — запись сделал император в дневнике.

И вдруг разразилась катастрофа. Хотя многие и ожидали ее прихода, но все же самый этот момент оказался неожиданным. Такие
чувства испытывал любящий Царскую Семью ее духовник.

В первой половине июля 1917 года на секретном заседании Временного Правительства было принято решение отправить Царскую
Семью в Сибирь. Перед вынужденным отъездом Царской Семьи протоиерей Александр Петрович Васильев служил напутственный
молебен перед Знаменским образом Божией Матери. 30 июля Государь Император Николай Александрович записал в дневнике:
«Ходили к обедне, а после завтрака к молебну, к которому принесли икону Знаменской Божией Матери. Как-то особенно тепло было
молиться Ее святому лику вместе со всеми нашими людьми».

После отправки Царской Семьи в Тобольск протопресвитер придворного духовенства Александр Дернов старался улучшить положение
своего подчиненного, перевел о. Александра Васильева на рабочую окраину, в храм Успения Пресвятой Богородицы. Усилиями того же
протопресвитера батюшке была назначена пенсия, что давало его большой семье возможность для выживания в условиях надвигающегося
голода и разрухи. К этому времени здоровье неутомимого пастыря было уже основательно подорвано. Узнал ли он о гибели царской
семьи, в которой его называли Батюшка? Вспоминал ли, как в маленькой школе российской глубинки Учитель с большой буквы говорил
о твердости в своих убеждениях?

29 августа 1918 Васильева арестовали, а 5 сентября 1918 года тяжело больной протоиерей Александр был расстрелян в Петрограде.

Подготовила Татьяна ГОРСКАЯ

Записи из этого журнала по тегу «новомученики»

Profile

Крест святого Георгия
serg_slavorum
Призыв македонянина.

Latest Month

Сентябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner