?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Перевод (к сожалению не полный) на русский лекции профессора Симо Парпола из Университета Хельсинки.
Взято здесь (автор перевода - Саргон Осипов):

http://assyria.narod.ru/parpola.html

Эта лекция была прочитана профессором Симо Парпола (Simo Parpola) из Университета Хельсинки на 66-м Съезде Ассирийской Федерации в Лос-Анджелесе 4-го сентября 1999 года.



Профессор Парпола является руководителем отдела ассириологии Института Азии и Африки Хельсинкского Университета. Этот один из старейших научных центров ассириологии был создан в 1891 году. Финляндия в области ассириологии была в числе первых пяти стран (наряду с Англией, Францией, Германией и США), начавших академические исследования по истории и археологии Древней Ассирии. Отдел профессора Парпола является инициатором международной научной программы по изучению наследия Древней Ассирии и истории Ассирийского народа вплоть до наших дней.


В 612 году до нашей эры после продолжительной гражданской войны два бывших вассала Ассирии, Вавилон и Мидия, завоевали и разрушили Ниневию, столицу новоассирийской империи. Величественный город был разрушен огнем и больше никогда не возвратил свой бывший статус. Три года спустя те же мятежники разрушили до основания западную столицу Ассирии, Харран, преодолев отчаянное сопротивление последнего царя Ассирии, Ашур-убаллита II. Это событие окончательно решило судьбу Ассирийской Империи, и именно здесь обычно заканчивается история Ассирии в исторических изданиях.



Что произошло с ассирийцами после падения Ассирии? Это вопрос, на который нелегко ответить по двум причинам. Во-первых, этот вопрос почти не затрагивается ассириологами. Кажется, что большинство из них молча согласились с идеей о более или менее полном уничтожении, как предположил Сидней Смит в 1925 году,: «Исчезновение ассирийцев всегда останется уникальным в своем роде и поразительным феноменом в древней истории. Другие, подобные королевства и империи действительно канули в вечность, но их население выжило… Кажется, что никакая другая земля не разорена и не разграблена так основательно как Ассирия».

Во-вторых, по сравнению с изобилием информации о периоде существования империи, информация о постимперской Ассирии и ассирийцах скудна и разрознена. Почти полное отсутствие информации о самой Ассирии казалось бы поддерживает идею геноцида, которой также придерживаются древние свидетельские показания. Когда греческий историк Ксенофонт через 200 лет послед падения Ниневии путешествовал по центральному региону Ассирии и посетил территорию двух великих ассирийских городов, он не обнаружил ничего, кроме руин и не смог ничего узнать о них у крестьян, живущих неподалеку. Территория, где были расположены эти разрушенные города, была теперь мидийской, и греки предполагали, что бывшие жители этих земель были также мидийцами.

И все же очевидно, что массового уничтожения всех ассирийцев не было. Действительно, некоторые из великих городов Ассирии были сильно разрушены и разграблены – археологические находки служат тому подтверждением. Были проведены депортации, и большая часть ассирийской аристократии была, возможно, вырезана завоевателями. Однако, Ассирия была обширной и густо населенной территорией, но несмотря на несколько разрушенных городских центров, жизнь в стране продолжалась как обычно. Это подтверждает недавно обнаруженный постимперский архив провинциальной столицы Ассирии Dur-Katlimmu (Дур Катлимму) на реке Хабур, в котором содержатся документы о коммерческой деятельности, составленные ассирийской клинописью более чем через 10 лет после падения Ниневии. Не считая того, что эти документы относятся к годам царствования царя Вавилона, Навуходоносора II, ничто в их формулировке или внешнем виде не говорит о том, что они не были написаны в период существования Ассирийской империи. Другой небольшой архив, обнаруженный в Ассуре (Assur), написанный на ранее неизвестной, предположительно разновидности клинописи маннеев, доказывает, что ассирийские ювелиры все еще работали в этом городе в постимперские времена, хотя на данный момент находились под властью мидийцев.

Более того, более сотни характерных ассирийских имен обнаружено недавно в экономических документах из многих вавилонских городов, относящихся к периоду с 625 по 404 годы до нашей эры, и гораздо большее количество ассирийцев, несомненно, все еще может быть установлено в подобных документах. Мы не знаем, были ли эти люди высланы из Ассирии или иммигрировали из нее; возможно, их семьи поселились в Вавилоне еще при правлении ассирийцев. В любом случае они определенно доказывают выживание многих ассирийцев после империи и преемственность ассирийской индивидуальности, религии и культуры в постимперские времена. Многие из этих имен содержат священное имя Ашур, а некоторые из этих людей занимали достаточно высокие посты: какой-то Пан-Ашур-лумур (Pan-Ashur-lumur) был секретарем коронованной принцессы Камбисии (Cambyses) при Кире II в 530 году до нашей эры.

Характерные ассирийские имена встречаются также в поздних арамейских и греческих текстах из Ассура, Хатры, Дур-Еуропуса и Пальмиры (Assur, Hatra, Dura-Europus, Palmyra), и продолжают встречаться в письменных источниках вплоть до начала Сасанидского периода. Эти имена узнаваемы из ассирийских священных имен, процитированных там же; но, несмотря на то, что ранее эти элементы были преимущественно аккадскими, теперь они исключительно арамейские. Это, вместе с арамейским шрифтом и языком текстов, показывает, что ассирийцы в более поздние времена больше не говорили на аккадском как на своем родном языке. Во всех других отношениях, однако, они продолжали традиции имперского периода. Богам Ashur, Sherua, Istar, Nanaya, Bel, Nabu и Nergal все еще поклонялись в Ассуре, по крайней мере до начала третьего века нашей эры; местный культовый календарь относился к имперскому периоду; храм Ашур был реставрирован во втором веке нашей эры; а стелы местных правителей напоминают стелы ассирийских царей имперского периода. Также необходимо отметить, что многие арамейские имена, встречающиеся в постимперских надписях и рисунках из Ассура, уже появлялись в имперских текстах с тех же мест, которым 800 лет.

Aссур был безусловно единственным городом, где религия и вероисповедание ассирийцев сохранились после падения империи. Храм Син (Sin), величественного бога луны Харрана (Harran), был реставрирован царем Вавилона Набонидом в середине шестого века до нашей эры, а царь Персии Кир утверждал, что он вернул богиню Иштар (Ishtar) в ее храм в Ниневии. Классические источники свидетельствуют о преемственности ассирийских культов в других городах Сирии, вплоть до поздней античности; в Харране поклонение Sin, Nikkal, Bel, Nabu, Tammuz и другим ассирийским богам продолжалось до 10 века нашей эры, и на этих богов все еще ссылаются в исламских источниках. Типично ассирийские священники с их характерными длинными конусообразными шляпами и туниками изображены на нескольких греко-римских памятниках в Северной Сирии и Восточной Анатолии.

Мы мало знаем о политическом состоянии Ассирии в десятилетия после ее падения, но кажется, что западная часть империи до реки Тигр попала в руки вавилонян, тогда как территории восточней Тигра, включая центральную часть Ассирии к северу от Ассур, попали под господство мидийцев. При империи Ахеменидов западные территории, присоединенные к Вавилону, образовали сатрапию под названием Athura (слово, заимствованное из имперского арамейского Athur, - «Ассирия»), тогда как центральная часть Ассирии осталась частью сатрапии Mada (старое персидское название «Мидии»). Обе сатрапии платили ежегодную дань и отправляли мужчин для военных действий и строительства царских апартаментов в Персии. Ассирийские солдаты участвовали в военной операции Ксеркса против Греции (480 до нашей эры) согласно Геродоту. Ассирийцы и из Athura и из Mada принимали участие в строительстве дворца Дария (Darius) в Сузах (Susa) (500-490 до нашей эры).
Интересно, что именно ассирийцы «Мидии» выполняли работу по золоту и полировку царского дворца, тогда как ассирийцы из сатрапии Athura доставляли древесину для дворца из гор Ливана. В вавилонской версии персидской надписи название Athura в это время переводится как Eber nari, «земля у реки (Евфрата)». Это указывает на то, что западная, изначально арамейская, половина Ассирийской Империи уже в то время твердо отождествлялась с самой Ассирией; важный вопрос, к которому мы позже вернемся.

Таким образом мы видим, что ко временам Ахеменидов, Ассирия, хоть и разделенная на две части, появилась вновь как политический субъект со значительной военной и экономической мощью. В 520 году до нашей эры и Athura и Mada присоединились к восстанию против Дария (Darius), пытаясь восстановить свою независимость. Этот мятеж не удался, но в каком-то смысле Ассирийская Империя уже давно была восстановлена. На самом деле, в конечном счете она никогда не была полностью разрушена, она просто поменяла владельца – стала собственностью сначала династий вавилонян и мидийцев, а затем персов.

Современники и позже греческие историки не делали большого различия между Ассирийской Империей и ее преемниками: по их мнению «монархия» или «глобальная гегемония», которой придерживались ассирийцы, перешла к другим народам или была присвоена ими. Например, Ктесиас (Ctesias of Cnidus) пишет: «Это было при Сарданапалле [Sardanapallos], когда империя ассирийцев досталась Мидии, после того, как она просуществовала более трехсот лет».
Царь Вавилона Набонид, который правил в течение шестидесяти лет после падения Ниневии, и в самом деле был выходцем из ассирийского города Харрана, ссылается на Ашурбанипала и Ассархаддона как на своих «королевских предков». На его предшественника Навуходоносора и царей Персии Кира и Артаксеркса (Cyrus, Artaxerxes) ссылаются как на «Царей Ассирии» по греческой исторической традиции и в Библии. Страбон (Strabo), который писал во времена рождения Христа, рассказывает нам, что «обычаи персов похожи на ассирийские», и называет Вавилон «столицей Ассирии» (который, конечно, на самом деле, тоже был ею после того, как был полностью разрушен и восстановлен ассирийцами в начале седьмого века до нашей эры).

Вавилонскую, Мидийскую и Персидскую империи необходимо, таким образом, рассматривать (как их и рассматривали в античности) как последующие варианты той же самой многонациональной властной структуры, каждая из которых явилась результатом внутренней борьбы за власть внутри этой структуры. Другими словами, Империя каждый раз возрождалась под новым руководством с политической мощью, которая переходила от одного народа (нации, государства) другому.
Конечно, Империя менялась с каждой переменой руководства. В целом, однако, изменения были относительно небольшими, можно сказать, только косметическими. Конечно, менялся язык правящей элиты, сначала с ассирийского на вавилонский, мидийский, персидский и, в конечном итоге, на греческий. В одежде верхушка также следовала национальным традициям, и она естественно чтила своих собственных богов, от которых они получали власть. Так, Ашур, бог Империи, был заменен вавилонским Мардуком, а затем иранским Ахура Мазда (Ahura Mazda), греческим Зевсом и т.д.

В целом, однако, старые структуры Империи преобладали или, в конце концов, брали верх. Клинопись (теперь в вавилонской, эламской и древнеперсидской разновидностях) продолжала использоваться для надписей на памятниках. Арамейский сохранил статус имперского лингва-франка, который он приобрел во времена Ассирийской Империи. Боги новой верхушки постепенно стали приравниваться к ассирийским богам. Верховный бог Персии, Ахура Мазда, изображался теперь как крылатый диск Ашур; иранская (персидская) богиня Анаит (Anahita) приобретает черты богини Иштар и, в конце концов, полностью приравнивается к ней для всех практических целей. То же самое произошло с богом Митра (Mithra), который был преображен в иранский эквивалент ассирийских богов-спасителей Набу и Нинурта.

Список мог бы быть гораздо длиннее. Ассирийский календарь и названия месяцев оставались в пользовании на всем Ближнем Востоке, ими пользуются и по сегодняшний день. Пользуются также и имперскими денежными единицами и единицами измерения, системами налогообложения и воинской повинности, царским мировоззрением вообще, символизмом имперского искусства, организацией двора, дворцовыми церемониями, дипломатической практикой и т.д. Следованию Ассирийской имперской культуре, конечно, способствовал тот факт, что вавилоняне и мидийцы на протяжении веков были вассалами Ассирии, и в то же время и персы - предыдущие вассалы Элама (Elamites) и Мидии (Medes), длительное время подвергались влиянию ассирийской культуры. Оба завоевателя Ниневии, вавилонский Набопалассар (Nabopolassar) и мидийский Киаксар (Kyaxares) ранее были ассирийскими правителями в своих соответствующих странах.

Таким образом, Ассирийская Империя продолжала существовать, несмотря на тот факт, что сами ассирийцы больше ее не контролировали. Однако они все еще вносили свой вклад в ее руководство и развитие. Из анализа надписей Набонида мы знаем, что вавилонский царь нанял писцов, которые обучались в Ассирии и были знакомы с ее литературными традициями; позднее те же самые писцы служили царю Персии Киру. О роли ассирийских художников в строительстве Сузы и Персеполиса (Susa и Persepolis) уже говорилось. Такое впечатление, что власть персидской сатрапии Athura часто находилась в руках ассирийцев. Книга Ездры (Ezra) (450 до нашей эры) ссылается на правителя с именем Sаnballat (Sin-ballit по-ассирийски), а греческий историк Ксенофонт, который писал в 400-е годы до нашей эры, упоминает правителя с арамейским именем Abracomas.

Греческий историк Фукидид (Thucydides) сообщает, что в период Пелопоннесских войн (410 до нашей эры) афиняне перехватили перса по имени Артаферн (Artaphernes), который нес послание от Великого Царя в Спарту. Человека захватили в плен, привезли в Афины, и письма, которые он нес были переведены «с ассирийского языка». Язык, о котором идет речь, был, конечно, арамейский, который, как уже говорилось, продолжал использоваться как лингва-франка в Империи Ахеменидов, также как он использовался в Ассирии.

Таким образом, мы видим, что через двести лет после падения, Империя, созданная ассирийцами, и ее язык все еще ассоциировались с Ассирией, но явно с арамейским оттенком. Такое положение дел продолжалось до македонских правителей Империи Селевкидов (Seleucid). Территория царства Селевкидов первоначально значительно покрывала территорию Ассирийской Империи, а ее столица вскоре была перенесена из Вавилона в Сирию/ Ассирию. Несмотря на сильную греческую ориентацию правящей верхушки и приписывание греческому языку статуса официального, Селевкидских царей в греческих источниках обычно называют «царями Сирии», указание, которое все еще сохранило сильную ассоциацию с Ассирией.

Греческое слово Сирия (Syria) и прилагательные Syrios и Syros, образованные от него, первоначально являлись простыми фонетическими вариантами слов Ассирия (Assyria) и Assyrios с аферезисом на первом неударном слоге. Опускание первого слога уже появляется в имперском арамейском правописании Ashur, и такая же вариация в греческом, скорее всего, происходит от соответствующей вариации в арамейском. В греческих текстах оба варианта обычно легко взаимозаменяемы и могут относиться и к персидской провинции Athura и к Ассирийской Империи. Например, Страбон (Strabo) пишет, что «город Нинус (Ninus) был уничтожен сразу после поражения сирийцев», тогда как его старший современник Диодор (Diodorus), цитируя Геродота (Herodotus), пишет, что «после того, как ассирийцы правили Азией в течение пятисот лет, они были побеждены Мидией (Medes)».Только во времена Рима две формы начинают приобретать индивидуальные значения, которые Ассирия и Сирия имеют сегодня.

Сирия и Ассирия до сих пор взаимозаменяемы и приписываются Ассирийской Империи в Географии Страбона, который, однако, делает отличие между ассирийцами в общем смысле и родиной ассирийцев на реке Тигр, о которой он говорит как о Aturia/ Ассирия.

Земля ассирийцев граничит с Персией и Сузами. Это название дано Вавилону и большей части страны, которая позднее частично также называется Атурия (Aturia), в которой находятся Нинус (Ninus), Нисибин (Nisibis), также как и Зигма (Zeugma) на Евфрате, а также большая часть страны на дальней стороне Евфрата…и те люди, которые в определенном смысле этого слова называются сегодня сирийцами, которые распространяют свое влияние до Киликии и Финикии (the Cilicians, the Phoenicians) и до моря, которое находится напротив моря (the Aegyptian Sea) и Залива (the Gulf of Issus). Кажется, что название сирийцы распространилось не только от Вавилона до Залива, но скорее всего и в древние времена распространилось от этого Залива до the Euxine… Когда те, кто написали историю Сирийской империи говорят, что Мидия была покорена персами, а Сирия Мидией, они подразумевают под сирийцами именно тех людей, которые построили королевские дворцы в Вавилоне и Нинусе; и среди этих сирийцев Нинус был человеком, который основал город Нинус в Атурии, и его жена Семирамида (Semiramis) была женщиной, которая стала преемником своего мужа и основала Вавилон. Эти двое получили власть над Азией. Но позднее империя перешла к Мидии.

Через два поколения, Плиний Старший (Pliny the Elder) (70-е годы нашей эры), пользуясь произведением Страбона, уже предпочитает слово Ассирия для названия Империи. Его соотечественник Флавий Иосиф (Flavius Josephus) также называет Империю Ассирией и использует название Сирия в отношении к Империи Селевкидов и римской провинции Сирии. Эта терминология предвосхищает ситуацию после правления императора Траяна (Trajan), который после своей кампании против парфян (116 г. нашей эры), создал на востоке провинцию, названную Ассирией, аннексировав, по-видимому, полунезависимое государство Адиабена (Adiabene), в основании которой преуспели ассирийцы на своей древней родине.
Новое различие, сделанное между Сирией (на западе) и Ассирией (на востоке) напоминает раздел Ассирийской Империи на Ахеменидские сатрапии Athura и Mada и может быть объяснена следующим образом.

В процитированном выше отрывке из Страбона прилагательное Syros используется в историческом смысле по отношению и к жителям Ассирийской Империи и как этнолингвистическое обозначение носителей арамейского языка, которые считали себя ассирийцами. Территория, называемая “Сиро-Мидия”, была ассирианизированной частью Мидии, где в основном говорили на арамейском, а не на иранских языках. Вся эта территория, где говорили на арамейском языке, а именно Ассирия/Сирия, в течение долгого времени контролировалась Империей Селевкидов. В то время, когда государство Селевкидов было присоединено к Римской Империи, в 64 г. до нашей эры, эта территория, однако, сократилась и включила только Трансевфратскую часть Ассирии/ Сирии, которая теперь стала римской провинцией Сирией. Как остаток Империи Селевкидов, эта территория все еще сильно отождествлялась с Ассирией; не было необходимости отличать ее от древней Ассирии. Только позднее, когда Римская Империя расширилась дальше на восток, возникла необходимость в дальнейших отличиях. Сирией теперь называлась римская провинция, тогда как название Ассирия сохранилось для расположенной вдоль Тигра Атурии/Адиабены, а также для древней Ассирии. Скорее всего, это различие отражает лингвистические особенности: арамейское название Ассирии потеряло первый слог на западе, но он сохранился в восточных диалектах.

Чтобы подвести итог долгой дискуссии, какими бы ни были их более поздние значения, в греческом и латинском использовании, изначально и Сирия и Ассирия относились к Ассирийской Империи, и носителей арамейского отождествляли с ассирийцами, а алфавит, который они использовали с ассирийским алфавитом. Как, когда и почему произошла эта необычная, но стойкая ассоциация Ассирии и ассирийцев с арамейцами и арамейским?

Империя расширилась за пределы Евфрата уже в 12-м веке до нашей эры, и с того момента арамейцы составляли большую часть ее населения. В 9-м веке до нашей эры ассирийские цари начали проводить активную политику ассимиляции и интеграции, целью которой было положить конец бесконечным восстаниям, которые волновали Империю в прошлом. Результаты этой политики не заставили себя ждать. Мятежные страны были присоединены к Империи как новые провинции, в соответствии с чем тысячи людей были депортированы в другие части Империи, и присоединенная страна была полностью реорганизована по ассирийскому подобию. Это привело к внедрению унифицированной системы налогообложения и воинской повинности, единых денежных единиц, единиц измерения веса, превращение местного королевского города в ассирийский административный центр, и, прежде всего, навязывание единого языка и алфавита – арамейского.
К концу 8-го века провинциальная система охватила весь Левант от Палестины до центрального Ирана, и расширилась в седьмом веке до нашей эры. В это время на арамейском говорили по всей Империи, ассирийская имперская культура господствовала повсюду на протяжении веков.

Арамеизация Ассирии была предумышленной политикой, направленной на создание национального единства и идентичности, которая никогда не смогла бы быть достигнута, если бы Империя осталась обособленной конгломерацией с изобилием различных наций и языков. И это окупилось. Даже, несмотря на то, что аккадский сохранил свою позицию как язык правящей верхушки и клинопись использовалась для престижных целей, арамейский вскоре также стал неотъемлемой частью имперской правящей администрации. Это никоим образом не был язык подчиненных людей, он был полностью равноправен с аккадским и, в конечном итоге, он стал языком правящего класса.

Люди с арамейскими именами встречаются в высоких государственных структурах с девятого по восьмой века, каждый официальный документ составлялся и на аккадском, и на арамейском. К началу седьмого века весь правящий класс был полностью двуязычным, т.к. большинство административной корреспонденции Империи велась теперь на арамейском. Например, писец, который написал прекрасную копию первой дощечки Эпоса о Гильгамеше для библиотеки Ашурбанипала, сделал ошибку, которую мог сделать только носитель арамейского языка: он использовал клинописный знак, который использовался для обозначения слова “mara”, для написания слова «сын», т.к. арамейский мara (повелитель, хозяин) омонимичен с аккадским mara (сын).

Можно быть уверенным, что к концу седьмого века до нашей эры арамейский язык и имперская культура стали неотъемлемыми частями ассирийской идентичности. Тогда как арамейский был единым языком Империи, вне нее он не употреблялся. То же самое можно сказать и об имперской культуре и религии. Тогда как местным богам продолжали поклоняться в разных частях Империи, вся Империя верила в единственного всемогущего бога и его представителя на земле – царя Ассирии.

Все эти характерные особенности сохранились после падения Ассирийской Империи и помогли придать ее наследникам особый ассирийский отпечаток, несмотря на чужие обычаи и элементы культуры, внесенные новыми повелителями. Можно даже предположить, что чужие обычаи новых правителей могли только усилить ассирийскую индивидуальность среди народа. Это произошло особенно в территориях, которые долгое время примыкали к Ассирии, а именно, более поздняя Ахеменидская/Римская провинция Атур/Сирия и, конечно, сам центр Ассирии.

Само собой разумеется, что в течении веков, последовавших за падением Ассирии, ассирийская имперская культура претерпела значительные изменения. И это естественно; даже при ассирийском правлении, она постоянно впитывала новые импульсы со всех сторон. Последующие персидский, македонский, римский, византийский, сасанидский периоды, и, наконец, арабское и турецкое правление - каждое оставило свои прочные следы в ассирийском культурном наследии, которое сегодня значительно отличается от того, что существовало 3000 лет назад. Но то же самое происходило повсюду: греческая культура наших дней не такая, какая была в античности, не такие и современные греки. Существенным является то, что ассирийцы все еще сохраняют свою этническую, культурную и языковую индивидуальность, несмотря на потерю политической мощи и тяжелые преследования, которым они подвергались, особенно в период нашей эры.

Даже тысячи лет греческого правления Селевкидов, римлян и Византии не смогли уничтожить арамейский язык и ассирийскую культурную индивидуальность на Ближнем Востоке. Совсем наоборот, Империя Селевкидов вскоре превратилась в сиро-македонцев (“Syro-Macedonian”). Римский историк Ливий (Livy), цитируя две скрижали второго века до нашей эры Манлиуса и Титуса Фламиниуса (Manlius, Titus Flaminius), заметил, что «македонцы Селевкии и Вавилона выродились в сирийцев и в парфян… В армии Антиоха (Antiochus) III все были сирийцами».

Некоторые писатели и философы поздней античности в римской Сирии признают себя ассирийцами в своих произведениях, например, беллетрист второго века Лукиан Самосатский (Lucian of Samosata), который представляет себя как «ассирийца… все еще бескультурного в речи, и носящего куртку в ассирийском стиле». Другой писатель второго века, Ямблих (Iamblichus), который написал роман с местом действия в Вавилоне «был сирийцем по происхождению и со стороны отца и со стороны матери, сирийцем не в греческом значении этого слова, которые поселились в Сирии, а истинным сирийцем, знакомым с сирийским языком и живущим по сирийским обычаям». Известный тезка этого писателя неоплатоник философ Iamblichus также родом из Сирии. Имя Ямблих (Iamblichus) – греческая разновидность арамейского имени Я-малик (Ia-milik), которое уже упоминается в ассирийских имперских источниках.

Все эти люди, открыто объявлявшие себя ассирийцами, были хорошо сведущи в греческой культуре, но в то же время прекрасно осознавали величайшую древность и ценность своего собственного культурного наследия. Священник Отец Татиан (Tatian), живший во втором веке, в своей «Oratio adversus Graecos» описывает себя как «тот, который философствует варварским способом, родился в стране Assyrioi (Ассирии), во-первых, обучен на Ваших принципах, но во-вторых, в чем я сейчас открыто признаюсь», а вслед за этим отвергает греческую культуру, как ту, которой не стоит следовать.

Я привожу данные выражения ассирийской идентичности совершенно серьезно, несмотря на коммунистическое мнение классицистов, которые видят в этом просто ссылки на языковое происхождение писателей и сомневаются в живучести ассирийских культурных традиций на элленизированном Ближнем Востоке. И все же, как подобные традиции могли не сохраниться, когда мы знаем, что греки и римляне от Платона до поздней античности продолжали изучать духовенство и науку от ассирийцев и вавилонян? Даже тип рукописного шрифта сирийского алфавита, с самых первых свидетельств, предполагает существование громадной антологии арамейской литературы в пост-ассирийских странах.

Записи из этого журнала по тегу «Симо Парпола»

Profile

Крест святого Георгия
serg_slavorum
Призыв македонянина.

Latest Month

Сентябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner