?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Малик Камбар (второй справа), национальный герой ассирийцев, с чьим именем связана последняя в XX веке реальная попытка восстановления ассирийской автономии (под французским протекторатом на территории региона Джезире).

Мой перевод на русский язык статьи ассирийского публициста из Ливана Ашура Гиваргиса. Оригинал статьи здесь. Оттуда же взяты фотографии.

Мы много читали об ассирийском национальном движении в XX веке. Однако мы мало знаем о французском вмешательстве в ассирийское освободительное движение, и о лидерах и союзах, которые верили Франции и её обещаниям. Очень много спорных вопросов в этой специфической теме, которых ассирийские историки и публицисты предпочитают не касаться, поскольку определённые её аспекты вызывали и продолжают вызывать сильные эмоции. Однако эти спорные вопросы должны быть освещены, дабы сохранить историческую беспристрастность для нынешних и будущих поколений.



Дабы понимать роль Франции в ассирийском национальном движении, первым делом надо иметь представления о британско – французском конфликте до Первой мировой войны. Столетиями, ещё до появления капитализма и коммунизма эти две страны сражались друг с другом. История франко – британской конфронтации уходит корнями в XVIII столетие – Американская революция и попытки Наполеона управлять Европой. Эти события явились провозвестниками ожесточённых конфликтов в течение XIX столетия, результатом которых стала французская экспансия в Африке и Азии. Только во времена Третьей республики (1871 - 1940), после поражение в войне против Германии (1870) и объединения последней усилиями Отто фон Бисмарка у Франции возникла необходимость в определённом сотрудничестве с Британией. Но соперничество продолжалось.

Во времена Первой мировой войны Франция сражалась с Германией и Османской империей за приобретение новых территорий. Новый (вынужденный) альянс «православной» России, «англиканской» Британии и «католической» Франции был заключён из стратегических соображений, поскольку все три державы осознали, что альянс был их единственным шансом распространить своё политическое и экономическое влияние в мире. Первая мировая война, спусковым крючком которой стало убийство эрцгерцога Франца Фердинанда, имела три основные причины: франко – германскaя вражда с 1870, необходимость приобретения новых рынков сбыта продукции на территории Османской империи, и стремление России получить контроль над проливами Босфор и Дарданеллы.

Для ассирийцев очень важным фактором было стремление этих стран путём махинаций добиваться контроля над Ассирией во времена Первой мировой вoйны. Конфессиональные православно – англиканско – католические различия между Россией, Великобританией и Францией нельзя было игнорировать. Каждая страна претендовала на роль защитника христиан (армян, ассирийцев и других) в Османской империи. В 1535 году по договору Франция получила право отправлять миссионеров в Османскую империю. Борьба за контроль над Церковью Востока происходила в стратегически важных районах Турции. Поздне три великие державы, ставшие союзниками в Первой мировой войне, нуждались в местных христианах как в «пушечном мясе». Последователями Церкви Востока было легко манипулировать по причине того, что их окружали «силы джихада». Некогда уже была основана контролируемая Францией Католическая Церковь восточного обряда (Халдейская), в ходе конфликта за власть среди членов патриаршей семьи Мар Шимун, церковных лидеров и племенных вождей. Племя или деревня последовали подобному примеру из-за племенной лояльности, а не благодаря изменению богословской позиции.

Неудачный союз ассирийцев с Россией и Великобританией.

Словосочетание «британская защита ассирийцев» в реальности означало британскую эксплуатацию. В начале XX века британский интерес к ассирийскому вопросу выродился в манипулирование ассирийскими лидерами, чьё доверие британским обещаниям и зависимость от них произрастали из – за внешнего давления, которому они не могли противостоять. Двумя критическими факторами для большей зависимости от англичан были: 1) внезапный уход России из Урмии и окрестностей в 1917 году, оставивший ассирийцев в одиночестве и беззащитными перед лицом турецких и курдских атак. 2) принятие Ирака в Лигу Наций в октябре 1931 года, что позволило иракскому правительству и оппонентами Патриарха Мар Ишай Шимуна игнорировать его в качестве политической лидера на международной арене.

После 1932 года отношения между Британией и Ираком приобрели форму межгосударственных. Иракско – британские договора даровали последней нефтяные концессии, и британцы не обратили внимание на резню ассирийцев в 1933 году. Резня произошла спустя два года после принятия Ирака в Лигу Наций и через несколько дней после домашнего ареста патриаршей семьи в центре YMCA (Young Men’s Christian Association — «Юношеская христианская ассоциация» - прим.) в Мосуле. Позднее семья была отправлена в ссылку на Кипр. Эти события произошли с ведома англичан. Они обозначили конец ассирийской революционной мысли в ассирийском национальном движении. Ассирийская беспомощность перед лицом могущественных сил привела к депрессии в национальной психике в отношении прошлого и потере инициативы для разработки долгосрочных стратегий в настоящем.

Проникновение католицизма к племенам ассирийцев Хаккяри перед Первой мировой войной.


Подпись под фотографией:Новые католики. Мосул. 1903 год. Слева направо: Юханна, Нимрод Бей, отец Самуэль Джамиль, Халдейский патриарх Эммануэль, Мар Ишояб, епископ Дури, архиепископ Юсуф (сын Юханны).

Французскому вмешательству в ассирийское освободительное движения способствовало обращение в католицизм нескольких влиятельных ассирийских семейств, начиная с 1903 года, причиной которого была враждебность к патриаршей семье Мар Шимун. Нимрод Бег был старейшиной одной из таких семей (ветвь семьи Мар Шимунов). Конфликт возник вокруг патриаршего престола. Французы воспользовались внутренней семейной враждой, и сделали то, что было очень сложно сделать в прошлом среди этих «упрямых племен» (как их описывали миссионеры).

Франция направила своего вице – консула в Ванском вилайете, также известного как «Le Pere De France» («Французский отец»), 28 августа 1902 года в Кудшанис, резиденцию патриарха для встречи с Мар Рувилем Шиммуном, который, однако, отказался иметь с ним дело. Французский чиновник прибыл в регион Гавар и встретился с Авишалимом (Awishalim), братом Нимрода. Авишалим проводил чиновника в Хананис к Нимроду. Две стороны заключили соглашение о защите и покровительстве для «будущих халдеев». Французские чиновники обещали сторонникам Нимрода защиту от курдов и денежной помощи. (Coakley, p. 257).

Когда Патриарх Мар Рувиль Шиммун преставился (29 марта 1903 года), то согласно многовековым традициям его племянник Мар Беньямин был рукоположен в Патриархи. Нимруд, его кузен Юханна и сын Юханны Йосеп направились в Мосул, где встретились с Мар Эммануэлем, патриархом Халдейской Церкви и подняли вопрос о своём обращении в католицизм. После заключённого соглашения, Нимруда и его сторонников немедленно приветствовали как новообращённых. Среди них был и Мар Ишояб, епископ области Дури (Duri). (Coakley, p. 259)

Это было местью Нимрода за то, что его ближайшего родственника не выбрали патриархом. Отзвуки тех событий были слышны десятилетиями. Католическая миссия в Ване играла главную роль в тех делах. (Matviev, стр. 75-76). В дальнейшем Нимрод продолжил противостояние с Патриархом: он осудил решение ассирийского руководства вступить в войну на стороне Антанты, объясняя свою позицию «опасением за их будущее». Не приняв, правда, во внимание тот факт, что массовые убийства ассирийцев их соседями случались на протяжении столетий, вне зависимости от того, были ли ассирийцы союзниками Запада или нет. По факту Нимрод сам обратился за помощью французам в 1902 году.

В 1914 году группа сторонников Патриарха убила большинство представителей семьи Нимруда. Сторонники Нимруда обвиняли Патриарха Мар Беньямина Шиммуна в организации убийства, несмотря на уверения патриаршей семьи в непричастности к преступлению и имеющиеся свидетельства невиновности Патриарха. Действительно, семья Мар Беньямина была шокирована и возмущена известием об убийстве. (YG)

Вражда членов семьи Нимрода и его сторонников по отношению к патриаршей семье сохранялась довольно долгое время. Попытка установления мира между враждующими кланами посредством брачного потерпела неудачу.. Предполагалось заключить брак между Теодоросом д’Мар Шимуном, племянником Мар Беньямина и братом Мар Ишая Шимуна, и Бахиджей, внучкой Нимрода и дочерью Малика Камбара (был женат на дочери Нимрода Шошан). Когда к церемонии бракосочетания было всё готово, и на торжество, которое намечалось провести недалеко от временной патриаршей резиденции («Musa Shukr road») в мосульском квартале Давваса (Dawwasa) готовилось прибыть много иракских, британских и иных иностранных гостей, внезапно семья невесты выдвинула требование о проведении венчания в католической церкви в соответствии с римо – католическими канонами. Сорвавшаяся свадьба внесла дополнительную смуту в отношения между членами патриаршей семьи, и проблема только усугубилась. (YG).

Малик Камбар и французская интервенция.

Малик Камбар Варда д’Джилу, зять Нимруда, появляется нв 1918 году как проект, альтернативный британскому плану для ассирийцев. Камбар был халдеем – католиком, которому Франции обещала установление автономного Ассирийского протектората в Западной Ассирии (сирийский регион Джазира). Франция устанавливала контакты с маликом Камбаром с помощью Халдейской Католической Церкви (обычный канал связи Рима и Франции с ассирийцами).


Малик Камбар с французскими военными. Хассака.

После исхода множества ассирийских беженцев из Урмии в Грузию и Армению в 1918 году, малик Камбар поселился в Грузии вместе со 170 семьями своего племени. В Грузии он завязал контакты к грузинскими чиновниками в качестве представителя ассирийских беженцев. Позднее он посещал Стамбул и встречался с о. Петросом Убайдом (Petros Ubaid), священником Халдейской Церкви. Двадцать дней спустя, французский верховный комиссар в Сирии и Ливане, генерал Gouraud, пригласил малика Камбара в Бейрут, куда тот незамедлительно прибыл 7 июля 1920 года. Его встретили советник генерала полковник Кнониш (Knonish), and монсиньор Мансур Корьякос (Koryakos), глава ливанских халдеев. В ходе встречи, состоявшейся на следующий день, генерал Gouraud сообщил ассирийскому лидеру, что французское правительство решило передать под контроль ассирийцев регионы Мардина и Джазиры, а Камбара поставить во главе новосозданного гособразования. Он попросил малика Камбара вернуться на Кавказ, произвести набор солдат – добровольцев и привести их с семьями в Джазиру, всё за счёт французов.


Текст обещания генерала Gouraud малику Камбару.

Малик Камбар незамедлительно направился на Кавказ, встретился с д – ром Виктором Йонанном (Yonan), его помощником Гориалом Дарро (Gorial Darro), отцом Лазаром Гиваргисом (Lazar Giwargis) и другими уважаемыми представителями народа в Урмии / Салмасе. Он поведал им о решении, принятом французами. Отправка ассирийцев в Джазиру и Искандарун (сейчас Хатай (Hatay) в Турции, тогда – провинция Сирии) началась тотчас же. Завербованные ассирийцы были отданы под командование капитана Hariot. Малик Камбар ездил в Армению, встречался с ассирийцами в Арзни (Arzin), Догуне (Dogun) и Койласаре (Kuylasar) и успешно завербовал около 450 человек, но не смог их успешно переправить из – за шедших в то время боёв с большевиками. Однако он и 8 его помощников продолжили свою деятельность в Тифлисе. Здесь он встретился с полковником Корбалем (Korbal), командующим французскими силами в Тифлисе и завербовал ещё больше ассирийцев. Жестокие бои между красными и белыми вынудили Малика свернуть свою миссию и вернуться обратно в Сирию, для дальнейшего продвижения проекта в Джазире.

Внутренняя борьба: семья Мар Шиммун, Ага Петрос, малик Камбар.

В то же время стало известно отношение Малика Камбара к другим ассирийским лидерам. Он написал письмо ассирийским представителям на Парижской мирной конференции (30 декабря 1920 года), намекая, что представители патриарха (не упоминая леди Сурму по имени) предали ассирийцев: «Они продали свой народ, набивают карманы за счёт наших детей, останавливаются в роскошных лондонских отелях…» (MK). Здесь важно упоминание о том, что британцы препятствовали выезду леди Сурмы в Европу и настаивали на том, чтобы она оставалась в Лондоне и не ездила в Париж. В один из самых тёмных дней в современной истории ассирийского народа, пока патриарх Мар Полос Шимун был на волоске от смерти в монастыре Мар Маттай, а леди Сурма находилась в Лондоне, британское манипулирование усугубило раскол, всегда существовавший между Ага Петросом (политический союзник малика Камбара) и патриаршей семьёй, следствием чего стала попытка Ага Петроса, с помощью ассирийских беженцев, силовым путём вернуть у турок и курдов Хаккяри (Malik Yaqu, стр. 156-157). Год спустя, когда больной Мар Шимун Полос, рукоположенный в 1918 году, умер, и его 12 – летний племянник Мар Ишай Шимун был избран главой Церкви, появилось оппозиционное движение, получившее поддержку от британского подполковника Канлиффа Оуена (Cunliffe Owen), командира и генерального инспектора ассирийских лагерей. Хотя такое рукоположение в юношеском возрасте имело корни в ассирийских обычаях. В конце концов оппозиция потерпела поражение, и молодой патриарх был возведён в своё достоинство посредством регентского соглашения. (Теодорос Мар Шиммун, страница 146).

Французские планы разделить ассирийский фронт.

Несмотря на свою оппозицию к главенству Мар Шиммунов (по причине убийства своего тестя Нимруда в 1914 году) малик Камбар был мужественным лидером. Он организовал свои вооружённые силы в Джазире с помощью капитана Hariot и лейтенантов Marandin Philippot. В его армию стекались ассирийские добровольцы из различных деноминаций и районов. Некоторые беженцы были родом из Урмии или последователи Церкви Востока из Джилу и других племён Хаккяри. Другие принадлежали к западно – сирийским общинам, традиционно державшихся «монофизитской» православной Церкви. Последние являлись беженцами из городов и деревень Тур – Абдина и особенно из района Мардина. Генерал Gouraud планировал включить район Мардина в Ассиро – Халдейский протекторат.

Благодаря этим ассирийским войскам, малик Камбар мог контролировать регион Джазира, что, правда, настроило арабские мусульманские племена против ассирийцев, как это случилось ранее в Ираке. Он пригласил в Сирию других ассирийских лидеров из Ирака, включая Ага Петрос. Британцы были обеспокоены событиями в Джазире, что отражено в письме британского верховного комиссара сэра Перси Кокса (22 апреля, 1921) в Генеральную Штаб – квартиру (британской армии) и Директору по репатриации в Мосуле. Он обвинил Агу Петроса в сговоре с французами. В его конфиденциальном письме говорится: «У меня есть основания подозревать, что французское правительство собирается попросить ассирийцев предложить поселиться между Мардином и Джазирой, и, по слухам, некоторые из ассирийских лидеров были хорошо подкуплены, чтобы обеспечить их согласие" (Дадишо, стр.78). Британцы стали чинить препятствия движению Ага Петроса и Мар Саргиса, епископа Джилу, опасаясь переселения всех ассирийцев в Сирию.. В частности, чтобы положить конец этому независимому движению британцы позднее выслали Ага Петроса (он получил убежище во Франции) в то время как епископ Мар Саргис покинул Мар Шимуна в пользу иракского правительства.

Французы не были заинтересованы во всём этом. Все, что они хотели, как заявил генерал Gouraud, было: «Навербовать эффективную военную силу для защиты границ при помощи ассиро - халдеев, готовых отдать свои жизни ради Франции» (General Gouraud, p: 12, 17, 18, 19).

Достойным внимания является использование впервые термина «ассиро – халдеи» в 1919-1920 гг. по настоянию Франции. Титул стал употребляться французами по просьбе руководства Халдейской католической церкви в Бейруте, лично обратившееся с просьбой к генералу Гуро. Католические миссии в Алеппо, Мосуле и в горах Ливана поддержали эту просьбу. Про – французские лидеры ассирийцев были вынуждены использовать это название опасаясь потерять поддержку Ватикана и Франции на международных конференциях. Однако в своих письмах к британцам Ага петрос использовал название «ассирийцы», подтвердив тем самым французское давление (в этом вопросе).

Конец мечте.

24 июля 1922 года Лига Наций признала Сирию и Ливан подмандатными территориями Франции, в то время ка Британия получила мандат на Ирак, Палестину и Трансирданию. Вскоре после этого Франция распустила «ассирийско – халдейский батальон», включив его участников в Иностранный Легион. Франция более не нуждалась в ассирийской автономии в Джазире, и все усилия малика Камбара оказались напрасными.

Разочарованный, Малик Камбар уехал в Ливан (где проживали ассирийцы, отказавшиеся отправиться в Сирию), оттуда он перебрался во Францию, где присоединился к Ага Петросу. Они вместе работали над решением ассирийского вопроса на международных конференциях, особенно в Лозанне в 1923 и в Женеве в 1924, не безуспешно по причине торга бывших союзников с Турцией и Ираком. На всех международных конференциях самые простые и основные правила равенства и международного правосудия, как указано в международном праве: «Карлик - это такой же человек, как гигант, а небольшая республика - не менее суверенное государство, чем самое могущественное королевство» (де Ваттель) были нарушены.

Заключение.

Вне зависимости от желаний устремлений Франции и Британии, в те критические для ассирийского народа времена, ассирийцы сами по себе не действовали как единое целое; они часто были движимы личной местью и племенной враждой. Их так называемые «союзники» и их враги использовали эти слабости. Преследование и маргинализация ассирийской нации, продолжающиеся до настоящего времени имеют корень в этих внутренних ассирийских проблемах.

Ашур Гиваргис, ливанский ассириец, родился в Бейруте в 1970 году. Его семья эмигрировала из Ирака в ходе резни, устроенной на севере страны в 1933 году. Он опубликовал много статей, посвящённых ассирийскому политическому вопросу и ассирийской истории в ассиро и арабо язычных газетах и веб – сайтах.

Ссылки на архивные материалы
1. MK (Архивы Малика Камбара д ‘ Малик Варда из Джилу хранились в его семье и перешли в пользование его сестры, Хелен д’ Малик Варда) Автор благодарен за возможность доступа к этим частным материалам..
2. YG (Заметки Йонатана Гиваргиса, деда автора статьи, который происходил из клана Мар Слива из племени Джилу [The "Yegmala" house of Mar Zayya Village]. Он учился в доме Мар Шимуна в Кудшанисе, готовясь стать епископом Гавара [кафедра Мар Слывы]. Был свидетелем реакции патриаршей семьи на убийство Нимрода. Позднее наблюдал подготовку в патриаршем доме в Мосуле свадьбы Теодора и Бахиджи).


Дедушка автора статьи - Йонатан Гиваргис. Подробнее о нём здесь.

Вторичные источники:

3. J.F. Coakley, The Church of the East and the Church of England. Oxford 1992.
4. K. Petrovitch Matviev, Al-Ashuriyyoun Wal Mas'ala L'Ashuriyya Fil Asr L'Hadith (The Assyrians and the Assyrian Question in Modern Era), Arabic Ed. From the original Russian, 1989.
5. Malik Yaqu d- Malik Ismael,. Atourayeh woo Tre Plasheh Tiwilayeh (Assyrians and the Two World Wars) Tehran, Iran, 1964.
6. Theodoros Bet Mar Shimun, Tashiita D'Yubala D'Pateriarkeh Mar Shimouneh (The History of the Shimunite Patriarchs family) n.d
7. Sargon Dadesho, The Assyrian National Question at the United Nations (Modesto, California, 1987)
8. General Gouraud, La Question Assyro-Chaldeenne -- etudes ET notes, 1920 -- 1921, (The Assyro-Chaldean question, studies and notes). Emer de Vattel, The law of nations, or, Principles of the law of nature, applied to the conduct and affairs of nations and sovereigns /. (Originally published: London: S. Sweet, 1834) Article 18: Equality of Nations.

Записи из этого журнала по тегу «мои переводы»

Profile

Крест святого Георгия
serg_slavorum
Призыв македонянина.

Latest Month

Ноябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner