Призыв македонянина. (serg_slavorum) wrote,
Призыв македонянина.
serg_slavorum

Создатели воздушного терроризма - Жорж Хабаш и Вади Хаддад. Часть 1-я.

wadie-haddad.jpg

Брасс Александр.

Джордж Хабаш и Вади Хаддад.



Джордж Хабаш, основатель и первый руководитель палестинской террористической организации Народный фронт освобождения Палестины (НФОП), более известный в арабо-палестинской среде под именем Аль-Хаким, родился в августе 1925 года в городе Лод, в греко-православной палестинской семье. Его отец принадлежал к так называемому среднему классу, что позволило Джорджу получить хорошее образование в местной городской школе. Учился он прилежно, рассчитывая стать врачом. Но события, захлестнувшие постколониальный Ближний Восток, разрушили его планы, как и планы многих его сверстников.



Хабаш.jpg
Жорж Хабаш.

Арабский мир не согласился с разделом Палестины между арабами и евреями, с концепцией ООН «Два народа — два государства», объявив войну молодому еврейскому государству. Разбитые арабские легионы отступили, а тысячи палестинских семей бросили свои дома и бежали в соседние арабские страны, полагая вернуться, когда братья по вере помогут им сбросить ненавистных евреев в Средиземное море. Не стала исключением и семья Джорджа Хабаша, которая сразу после провала арабской интервенции в 1948 году бежала в Ливан. В 1951 году Джордж Хабаш поступил на факультет педиатрии Американского университета в Бейруте.

Влившись в студенческую среду, в которой было немало таких же, как и он, палестинских беженцев, Хабаш пересмотрел свои жизненные приоритеты. Не отказавшись от медицинской карьеры, он решил посвятить себя политической борьбе за право палестинского народа на возвращение. Будучи студентом, он принимал активное участие в деятельности Арабского Национального Движения и даже с 1950 по 1952 год являлся его официальным представителем в Исполнительном комитете Национальной Конференции. Но скоро Хабаш разочаровался в движении, считая его недостаточно радикальным.

Джордж Хабаш объединяет вокруг себя молодых арабских интеллектуалов палестинского происхождения, выходцев из лагерей беженцев. Он и его друг, студент того же университета Хани эль-Хинди, являются инициаторами создания так называемых батальонов арабских смертников (аль-Катаиб аль-Фидаи аль-Араби). Примерно в этот период (начало 50-х годов) Джордж Хабаш познакомился с будущим руководителем военного крыла НФОП Вади Хаддадом — человеком незаурядным и весьма противоречивым С Джорджем Хабашем они станут не только друзьями-соратниками, но и непримиримыми соперниками.

Вади Хаддад, более известный в арабо-палестинской среде как Абу-Хани, родился на территории Палестины в 1922 году, как и Джордж Хабаш, в греко-православной арабской семье. В 1948 году, после окончания первой арабо-израильской войны, вместе с семьей Вади Хаддад вынужден бежать из Палестины в соседнюю Иорданию. Свою политическую деятельность он начал с активного участия в создании Арабского Национального Движения. В 1952 году окончил медицинский факультет Американского университета в Бейруте. Вместе с Джорджем Хабашем основал частную клинику в Аммане. Параллельно работал в Ближневосточном агентстве ООН для оказания помощи палестинским беженцам. Однако большую часть времени он уделял политической деятельности, к которой иорданские власти относились с большой настороженностью.

В 1957 году Хаддад был арестован иорданской службой безопасности по обвинению в антигосударственной деятельности, направленной на подрыв существующего монархического строя в Хашимитском королевстве. Во время пребывания в иорданской тюрьме, стремясь лучше представить своего противника, Вади Хаддад стал усиленно изучать иврит и историю сионизма.

В 1961 году, благодаря помощи палестинского подполья, ему удалось бежать из заключения и найти временное прибежище в Сирии, находившейся в состоянии конфронтации с Иорданией. К этому времени относится его знакомство с Хабашем и эль-Хинди. Огромное влияние на формирование мировоззрения молодых людей оказали биографии и взгляды Гарибальди, Бисмарка, Бакунина, а также Сирийская Социалистическая Национальная Партия (SSNP), пропагандирующая насильственную стратегию в борьбе с западной цивилизацией. Все свои усилия они сконцентрировали на уничтожении Израиля. Основной организационной структурой, созданной для этой цели, стало создание Народного фронта освобождения Палестины.

Первым шагом на этом пути было основание подпольной студенческой группы «эль-Камиюн эль-Араб», в переводе с арабского «арабская коммуна». Целью «коммуны» было освобождение Палестины путем продуманной и последовательной антиколониальной компании в арабских государствах. Марксистская идеология организации и религиозная терпимость привела в группу значительное число христиан, играющих важную интеллектуальную роль в палестинской диаспоре. Быстрый рост организации пришелся на 1956–1957 годы, когда помощь в вербовке новых членов стали оказывать преподаватели и добровольцы различных благотворительных организаций, работающих в лагерях палестинских беженцев. На базе «Арабской Коммуны» стали возникать новые, родственные молодежные организации.

Дальнейшим стимулом к формированию в единую структуру стал сокрушительный разгром арабских армий в Шестидневной войне. В декабре 1967 года за счет объединения трех организаций: «Юные Мстители», «Герои Возвращения» и Фронт освобождения Палестины был образован Народный фронт освобождения Палестины.

В первые годы своего существования НФОП, подобно многим другим палестинским организациям и объединениям, придерживался так называемого насеризма — идеологии арабского национального социализма. Однако уже в конце 60-х разочарованные в «арабском социализме» лидеры НФОП взяли на вооружение идеологию марксизма-ленинизма. И в дальнейшем на протяжении всего своей существования НФОП стремился сочетать марксистско-ленинскую революционную стратегию и агрессивный палестинский национализм. При этом следует отметить, что в палестинской среде никогда не было единства по проблемам национального строительства и НФОП постоянно приходилось вести борьбу на несколько фронтов — с Израилем, режимами арабских государств и внутри палестинского национально-освободительного движения с его многочисленными фракциями, группировками и организациями. По большому счету НФОП был создан в противовес ФАТХ и декларировал себя как основную политическую организацию рабочего класса Палестины. Основополагающий пункт устава НФОП гласил:

Основной целью НФОП является освобождение всей Палестины и основание демократического социалистического Палестинского государства.

НФОП и специально созданные им организации одним из первых в мире стали использовать террористические акты с целью привлечения внимания мирового сообщества к палестинской проблеме, игнорируемой как арабским, так и западным миром. С этой целью было создано военное крыло НФОП, руководителем которого стал Вади Хаддад. Планируемые им акции отличались высоким профессионализмом с применением современных западных военно-диверсионных технологий. По замыслу исполнителей наиболее впечатляющими и резонансными для мировых средств массовой информации акциями должны были стать захваты самолетов.

Угон пассажирского самолета «Боинг-707» израильской авиакомпании EL-AL, совершенный палестинскими террористами 23 июля 1968 года, открыл новый этап в палестино-израильском противостоянии. Сразу же после первого нападения НФОП объявил о своих требованиях и выходе на международную арену. Несмотря на то, что мишенью первых террористических актов были зарубежные израильские объекты, появление НФОП быстро ощутили все граждане Израиля.

4 сентября 1968 года в 11.30 на центральной автобусной станции в Тель-Авиве одновременно прогремели три взрыва. Подложенные в мусорные урны взрывные устройства были приведены в действие во время наибольшего скопления людей. В результате теракта погиб 65-летний житель города Кфар-Саба, 72 человека получили ранения различной степени тяжести.

Арабские средства информации, не скрывая восторга, сообщили что ответственность за теракт взяла на себя молодая палестинская организация Народный фронт освобождения Палестины. Было объявлено, что НФОП начинает вооруженную борьбу, направленную против израильских гражданских объектов.

Международный резонанс, растерянность и даже панические настроения, возникшие в связи с терактом в Израиле, вызвали прилив энтузиазма в НФОП. Джордж Хабаш решил расширить масштаб операций. По его личному распоряжению Вади Хаддад разработал план нападения на пассажирский самолет израильской авиакомпании EL-AL. На этот раз местом теракта был выбран аэропорт в Афинах.

26 декабря 1968 года в 11.30 двое боевиков НФОП выбежали на взлетно-посадочную полосу аэропорта и стали в упор расстреливать из автоматов Калашникова израильский «Боинг-707», совершавший рейс № 253 Лод — Афины — Париж — Нью-Йорк. На борту самолета находилось 48 человек. Пуля, выпущенная террористами, пробила иллюминатор лайнера и ранила в голову 50-летнего гражданина Израиля. Расстреляв несколько обойм, террористы стали забрасывать самолет ручными фанатами, одна из них вызвала возгорание двигателя. Пожар стал быстро распространяться по салону. Самолет еще двигался, когда, желая спасти пассажиров, 21-летняя стюардесса открыла боковой люк и была ранена двумя пулями. Не дожидаясь трапа, пассажиры в панике стали выпрыгивать из самолета. Все это время терористы продолжали вести беспорядочную стрельбу. Только по счастливой случайности больше никто не пострадал.

Лишь спустя 20 минут греческим полицейским удалось задержать террористов, которые при аресте даже не попытались оказать сопротивления. На допросе оба подтвердили свою причастность к НФОП. Немедленно после совершения теракта сразу по двум арабским радиостанциям, вещающим из Бейрута и Каира, представители НФОП заявили о своей ответственности за нападение и, угрожая новыми терактами, потребовали от греческих властей освободить арестованных боевиков.

Пока события развивались в соответствии, с планами НФОП. Именно такую цель ставили перед собой Джордж Хабаш и Вади Хаддад, планируя диверсию в греческом аэропорту. Палестино-израильский конфликт стал первостепенной проблемой всего мирового сообщества. Дальнейшие теракты не только неизбежно ставили под угрозу жизнь граждан третьих стран, но могли привести к кризису авиаперевозок в целом. Авиапассажиры превращались в потенциальных заложников террористов.

В качестве ответной меры израильское правительство приняло решение провести показательную акцию в международном аэропорту одной из арабских столиц. «Мы просто не имеем права оставить эту террористическую вылазку без ответа!» — заявил премьер-министр Израиля Леви Эшкол Поскольку террористы прибыли в греческую столицу из Бейрута, целью операции возмездия разработанной генштабом армии Израиля, стал бейрутский международный аэропорт, план операции включал уничтожение всех пассажирских самолетов арабских авиакомпаний, чьи страны поддержали теракте Афинах.

28 декабря 1968 года в 20.37 израильские десантные вертолеты и штурмовые вертолеты прикрытия поднялись в воздух с северной базы ВВС Израиля «Рамат-Давид». Над морем на высоте 800 метров авиагруппа со спецназом на борту выстроилась в боевой порядок и, постепенно снижаясь, стала приближаться к ливанскому берегу. В 21.18 началась высадка десанта. Захватив аэропорт, израильские спецназовцы стали методично взрывать самолеты. Все люди, попавшие в зону операции (экипажи самолетов, пассажиры), были удалены на безопасное расстояние, чтобы исключить человеческие жертвы. Появление десанта было столь неожиданно, что ливанская армия даже не попыталась оказать сопротивление.

В результате операции было уничтожено 14 самолетов, принадлежащих арабским авиакомпаниям, нанесенный ущерб составил 42–44 миллиона долларов. Однако показательная операция возмездия не добилась важнейшей цели. НФОП не только не приостановил нападения на израильские пассажирские самолеты, но и в значительной, степени активизировал свои акции. По мнению лидеров НФОП, обоюдоострое развитие конфликта свидетельствовало о правильности выбранной ими диверсионной стратегии. Теперь этот успех следовало закрепить, а вместе с ним расширить географию проводимых операций. На этот раз местом нападения был выбран швейцарский международный аэропорт Клотен, расположенный в 15 километрах от Цюриха.

18 февраля 1969 года в 18.30 «Боинг-720 В» израильской авиакомпании EL-AL совершавший рейс № 432 Цюрих — Лод вырулил на взлетно-посадочную полосу. На борту авиалайнера находилось 17 пассажиров и 11 членов экипажа. Неожиданно из-за высокого сугроба на обочине полосы выехал микроавтобус «фольксваген», оттуда выскочили четверо боевиков НФОП, вооруженные автоматами Калашникова. Они бросили перед самолетом несколько ручных гранат и дымовых шашек, после чего открыли шквальный огонь по кабине пилотов. Один из пилотов, Йорам Перес, был тяжело ранен в живот, второй пилот Моше Гихель получил ранение в руку. Командир экипажа отдал приказ заглушить двигатели и открыть люки самолета. В панике, вызванной дымовой завесой и обстрелом, пассажиры стали выпрыгивать из самолета на бетонную полосу. Вместе с ними был Мордехай Рахамим, сотрудник недавно созданной при AL службы безопасности «Джей-Ар». Он вступил, в перестрелку с террористами и убил командира группы 36-летнего Абдель Мохсен Хассана выстрелом в голову. Гибель Хассана привела остальных террористов в замешательство, на взлетное поле выехали несколько пожарных машин. Швейцарские пожарники самоотверженно вступили в схватку с нападавшими и разоружили их. Лишь женщине, входящей в группу, удалось в густом дыму ускользнуть, но вскоре она была задержана. Израильский пилот с раной живота был прооперирован в одной из больниц Цюриха, но спустя несколько дней, не приходя в сознание, скончался.

Несмотря на успехи, которые приписывал себе НФОП, в его руководстве назрел острый политический конфликт. Многие члены организации были недовольны решением Джорджа Хабаша и Вади Хаддада отступить без боя во время антитеррористического рейда израильской армии в 1968 году в деревню Караме. По мнению сформировавшейся оппозиции, Хабаш упустил инициативу, передав её ФАТХ, основному конкуренту НФОП. Острота возникшей проблемы подпитывалась политическими разногласиями переросшими в непримиримую борьбу между приверженцами идеологии марксистов, с одной стороны, и мао-троцкистов — с другой. В результате в первой половине 1969 года от НФОП отделились две группы, ставшие впоследствии самостоятельными террористическими организациями.

Первой отделившейся от НФОП организацией стала группа палестинских экстремистов, руководимая Хауатма. Она стала называться Народный Демократический фронт Освобождения Палестины (НДФОП). Другую группу возглавил Ахмад Джибриль. Между Джорджем Хабашем и Ахмадом Джибрилем возникали постоянные конфликты, замешанные на личных амбициях. Выведя из состава НФОП около четверти ее членов, Джибриль создал новую организацию Народный фронт освобождения Палестины — общее командование (НФОП-ОК).

Раскол внутри организации, однако, не отразился на ее террористической активности. Более того, избавившись от внутренней оппозиции, Джордж Хабаш укрепил свои позиции и стал единоличным лидером организации. 6 марта 1969 года НФОП нанес новый удар, на этот раз в столице Израиля Иерусалиме.

Террористы тщательно выбирали объект нападения. В конечном итоге их внимание привлекло кафе, расположенное в здании библиотеки Еврейского университета в Иерусалиме. У входа в кафе не было охранника, который должен был проверять сумки посетителей. Любой, включая арабов, жителей Восточного Иерусалима, мог, не подвергаясь досмотру, зайти в кафе. Среди посетителей было немало арабов — за этот 1969 год в университет были зачислены 52 арабских студента, проживавших в Восточном Иерусалиме. Именно они стали «наводчиками» террористов.

Примерно в 11.00 из такси с номерами Восточного Иерусалима вышли две молодые арабки. Смешавшись с потоком студентов, они беспрепятственно прошли через университетский комплекс в кафетерий библиотеки, где в это время находилось более 200 студентов. Здесь террористки оставили сумочку с двухкилограммовым взрывным устройством и, включив часовой механизм, как ни в чем не бывало покинули территорию университета.

Спустя четверть часа, примерно в 11.30, в переполненном кафе прогремел сильный взрыв. Помещение было полностью разрушено и загорелось. Взрывной волной разорвало подвесные трубы кондиционера, и они провисли до самого пола, серьезно затруднив спасательные работы.

Крупных жертв удалось избежать, лишь благодаря неопытности террористок. Они спрятали взрывное устройство за большим, заполненным землей цветочным горшком. Он и принял на себя основную силу взрыва. Итог теракта — 35 раненых, 7 из них серьезно.

Совершенствуя методы и технику террористической войны, лидеры НФОП уделяли первостепенное внимание формированию идеологии. Избавившись от оппозиции, Джордж Хабаш и Вади Хаддад определили цель, задачи и принципы деятельности, которыми должны руководствоваться члены организации. В конце 60-х годов ими был выпущен программный документ организации — «Военные размышления с фронте», на страницах которого авторы изложили основные политические установки и положения военной стратегии НФОП. Они сводились к следующим основным пунктам:

1. Марксизм-ленинизм в глазах лидеров НФОП стал не столько жесткой идеологией, сколько руководством к действию.

2. НФОП является партией рабочих, крестьян и трудовой революционной интеллигенции.

3. Необходимо заключение союзов с революционно-освободительными движениями во всем мире, поскольку технологическое отставание палестинского народа не позволяет в одиночку вести достаточно эффективную борьбу с врагом.

4. Только посредством слияния с прогрессивными революционными силами стран третьего мира и опираясь на поддержку Восточного блока; палестинское народно-освободительное движение может добиться победы.

5. Наряду с международным империализмом и сионизмом НФОП видитв арабской буржуазии злейшего врага палестинского народа.

6. НФОП, наряду с освобождением Палестины и построением независимого демократического государства, стремится к объединению всего арабского мира посредством разжигания общеарабской социалистической революции.

Политическая платформа НФОП определяется убеждениями. Их можно разделять или не соглашаться. Однако терористическую деятельность НФОП не могут оправдать никакие высокие идеи.

Под руководством Вади Хаддада НФОП приступил к осуществлению особой тактики борьбы с Израилем, угону не только израильских, но и пассажирских самолетов других стран для последующего обмена заложников на своих соратников, содержащихся в тюрьмах. 29 августа 1969 года мир узнал об очередной террористической акции.

29 августа 1969 года на борт «Боинга-707» американской авиакомпании TWA, следовавший рейсом № 840 по маршруту Лос-Анджелес — Париж — Афины — Тель-Авив, во время пересадки в Риме поднялся мужчина лет двадцати и молодая, привлекательная женщина. При посадке в самолет они предъявили билеты первого класса, иракский паспорт на имя Салима Эсеавая и ливанский паспорт, выданный на имя Лейлы Али Халед.

Во время полета над Адриатический морем мужчина и женщина неожиданно вскочили с мест и, угрожая уничтожить лайнер ручными фанатами и самодельным взрывным устройством с часовым механизмом, прорвались в кабину пилотов. Приставив пистолеты к головам пилотов, они потребовали изменить первоначальный курс самолета и направить его через территорию Израиля в Дамаск.

Когда самолет пролетал над Тель-Авивом, израильские воздушные диспетчеры услышали на радиоволне голос Лейлы Али Халед:

Тель-Авив! Мы из Народного фронта освобождения Палестины. Что вы по этому поводу думаете?

На борту авиалайнера в момент его захвата находилось 12 членов экипажа и 85 пассажиров — шестеро израильтян, а также граждане Франции, Италии, США и Греции. После посадки самолета в аэропорту Дамаска террористы приказали всем пассажирам и членам экипажа покинуть борт и привели в действие взрывное устройство, уничтожившее носовую часть самолета. После этого они спокойно сдались сирийским властям и были помещены под формальный арест в здании министерства обороны Сирии. По всей видимости, угон американского самолета был заранее согласован Вади Хаддадом с сирийскими властями. Спустя две недели 13 сентября, Лейла Халед и Салим Эссавай были выпущены из-под ареста и беспрепятственно покинули Сирию.

Как стало известно позже, на борту угнанного авиалайнера должен был находиться посол Израиля в Соединенных Штатах Ицхак Рабин, начальник Генштаба Армии Обороны Израиля во время Шестидневной войны. К этому времени Лейла Али Халед и ее напарник были известны израильским спецслужбам, которые отслеживали перемещения террористов. Именно по рекомендации ШАБАК, которая предполагала возможность теракта, Ицхак Рабин в последний момент изменил свое решение и вылетел в Израиль другим самолетом.

Несмотря на международное давление, НФОП заявил что не только не прекратит захваты самолетов, но и еще больше активизирует свою деятельность. По заявлению Фронта, угоны самолетов являются одним из аспектов борьбы с сионизмом и международным империализмом. Захват любого (не только израильского) авиалайнера являлся прямым ударом по сионистам.

Захваты самолетов Вади Хаддад лаконично называл рубежными акциями. Они были относительно просты. Им не приходилось сталкиваться с израильской армией, благополучная, респектабельная Западная Европа, не знавшая войны на протяжении последних десятилетий, и вовсе не была готова противостоять нарастающей волне терроризму. Между тем организация нападений требовала от воздушных пиратов все более высокого и разнообразного планирования. В НФОП появились новые яркие фигуры, такие, как Лейла Али Халед. Эта умная и энергичная палестинка с дипломом МГУ стала в первой половине 70 годов самой известной угонщицей самолетов.

Угроза терроризма заставила многие государства объединить усилия в борьбе с общим врагом. По каналам спецслужб в Израиль стала стекаться информация о деятельности палестинских эмиссаров, занимающихся вербовкой левых радикалов из числа западноевропейской студенческой молодежи. НФОП оказался под пристальным контролем. Наиболее тесные связи НФОП прослеживались с западногерманскими левоанархистскими террористическими организациями, в первую очередь с западногерманской террористической организацией РАФ, более известной как «Банда Баадер — Майнхоф», Начиная с 1968 года многие члены «Банды Баадер — Майнхоф» по личному приглашению Вади Хаддада прошли обучение в террористических лагерях НФОП на территории Ливана, Иордании и Южного Йемена.

Благодаря тесному взаимодействию палестинцев с западногерманскими террористами, НФОП смог развернуть широкомасштабную террористическую деятельность на территории многих европейских государств. Спустя годы это сотрудничество получило символическое название Международный террористический интернационал. Теперь НФОП вызывал растущую озабоченность израильских спецслужб, поскольку эта организация проводила большую часть своих операций на территории Западной Европы, где возможности израильтян, очевидно, были ограничены. Новые обстоятельства требовали от израильтян коренным образом пересмотреть свою антитеррористическую доктрину. В конце 60 — начале 70-х годов израильская разведка «Моссад» начала создавать широкомасштабную агентурную сеть информаторов, внедренных в палестинскую среду.

Террористическая деятельность НФОП послужила своеобразным детонатором, приведшим к очередному взрыву насилия на Ближнем Востоке, вошедшему в историю как трагические события «Черного сентября». В конечном итоге ООП и большинство палестинцевв июле 1971 года были вынуждены поспешно покинуть территорию Хашимитского королевства. Этим кровавым событиям предшествовали неоднократные стычки боевиков НФОП с иорданской армией. Внезапный наплыв в страну угонщиков самолетов был продуманной акцией, целью которой являлась дискредитация короля Хусейна в глазах мирового сообщества и последующее отстранение иорданского монарха от власти.

Последней каплей, переполнившей терпение кораля Хусейна, стали события на Доусонском поле 6 сентября 1970 года, когда только за один день палестинские террористы из НФОП угнали сразу несколько самолетов и приземлили их на территории Иордании.

Практически ни одна авиакомпания, кроме EL-АL не смогла ничего противопоставить авиапиратам. Поскольку EL-AL изначально была главной целью НФОП, службой безопасности авиакомпании были разработаны специальные инструкции на случай захвата самолета.

7 сентября 1970 года в нидерландском международном аэропорту Амстердама произвел посадку обычный пассажирский самолет, прибывший из Бейрута. В списке пассажиров числилась молодая, элегантная пара. Они представили при прохождении таможенного контроля латиноамериканские паспорта на имя Марии Санчес и профессора Энрико Рене Диаса. За латиноамериканскими именами скрывались объявленные в международный розыск известные террористы Лейла Али Халед, участвовавшая в угоне самолета 28 августа 1969 года, и сальвадорский террорист Патрик Джозеф Аргуэлло. В зале ожидания для транзитных пассажиров их должны были встретить двое других членов НФОП, прибывающих в Амстердам другим рейсом. Вчетвером они планировали захватить самолет израильской авиакомпании EL-AL, следовавший маршрутом Тель-Авив — Нью-Йорк и совершавший промежуточную посадку в аэропорту Амстердама. Однако план был нарушен. Двум другим членам НФОП было отказано в посадке в израильский самолет, и чуть позже они совершили угон пассажирского авиалайнера, следовавшего в Каир. Оставшись без подкрепления, Лейла Али Халед и Патрик Джозеф Аргуэлло, тем не менее, решили не отступать от первоначального плана и вдвоем совершить захват лайнера со 145 пасажирами и 13 членами экипажа. Через 25 минут после взлета Аргуэлло неожиданно вскочил со своего места и угрожая пистолетом, попытался прорваться в кабину пилотов. Услышав шум в салоне, командир экипажа понял, что на борту находятся террористы, и выполнил крутой вираж, чем воспользовались агенты службы безопасности «Ар-Джей-Ар». Один из членов экипажа попытался вырвать пистолет из руки Аргуэлло и получил тяжелое ранение в грудь. После первого выстрела пистолет заклинило. Тогда террорист вытащил из кармана осколочную гранату и, сорвав предохранительную чеку, бросил ее в пассажирский салон. Сотрудник службы безопасности бросился на гранату и накрыл ее своим телом. К счастью, граната не взорвалась, что спасло жизнь не только мужественному сотруднику «Ар-Джей-Ар», но и всем людям, находившимся на борту авиалайнера. Патрик Аргуэлло был смертельно ранен в схватке.

Все это время Лейла Али Халед оставалась на своем месте, не привлекая внимания. Поняв, что захват самолета провалился, она решила покончить с собой, а заодно со всем самолетом. Достав из дамской сумочки две ручные гранаты, она попыталась сорвать предохранительную чеку, однако пожилой американец, сидевший рядом, и еще несколько израильтян проявили похвальную оперативность. Они разоружили террористку и предотвратили трагедию.

После сообщения о попытке угона пилоты получили приказ немедленно возвращаться в Израиль. Захват живой и невредимой Лейлы Али Халед был бы для израильских спецслужб ценным подарком. Однако на борту находился истекающий кровью член экипажа, который мог не выдержать многочасового перелета, и командир лайнера совершил вынужденную посадку в Лондоне. Поскольку Лейла Али Халед находилась в международном розыске, сотрудники Скотланд-Ярда буквально силой вырвали ее из рук сотрудников «Ар-Джей-Ар». Второй террорист скончался по дороге в больницу.

Спустя три дня израильское правительство официально потребовало от британских властей выдачи Лейлы Али Халед. Однако как только НФОП стало известно о неудавшейся попытке угона самолета и захвате Лейлы Али Халед, она была включена в список террористов, которых потребовали от отпустить взамен пассажиров угнанного 6 сентября 1970 года самолета компании TWA. Среди пассажиров этого самолета находилось большое число британских подданных. Лейла Али Халед была выпушена на свободу 29 сентября 1970 года, после того как все заложники были переправлены из Иордании на Кипр.

Апогеем беспредела стало 12 сентября 1970 года, когда два авиалайнера, принадлежавшие американской и британской авиакомпаниям, были взорваны прямо в воздухе вместе с находившимися в них пассажирами. Ответственность за оба взрыва взял на себя НФОП.

Нельзя сказать, что руководство НФОП было едино в оценке достигнутых результатов. За всеми совершенными терактами неизменно стоял руководитель военного крыла Вади Хаддад. Лидер фронта Джордж Хабаш негативно реагировал на экстремистские действия угонщиков самолетов считая, что они дискредитируют организацию. Однако ему приходилось считаться с реалиями текущего момента. Руководство НФОП теперь во многом строилось на равновесии интересов сторон. Хаддад, благодаря планированию и выгодному для себя освещению терактов, приобретал всё больший вес. А его оппонент и номинальный руководитель НФОП Джордж Хабаш теперь чаше проводил время не в своем офисе, а на больничной койке. У него прогрессировала болезнь сердца, и властные функции в организации всё больше переходили к Вади Хаддаду. Открытое осуждения действий угонщиков самолета со стороны Джорджа Хабаша неминуемо привело бы к очередному расколу НФОП и укреплению позиций Арафата, давнего соперника Джорджа Хабаша на «палестинской улице». Однако было бы ошибкой заблуждаться в человеколюбии Джорджа Хабаша. Его молчаливое несогласие с действиями военного крыла НФОП было связано не столько с неприятием тех или иных методов борьбы, сколько с вредом, который угонщики наносили международному имиджу палестинцев. Хабаш считал это тактической ошибкой.

Тем временем в Иордании разыгрывалась настоящая бойня. Под артиллерией и гусеницами танков национальной гвардии короля Хусейна гибли тысячи палестинцев, сотни тысяч палестинцев ударились в бегство, ища защиты на территории Ливана и даже ненавистного им Израиля. Кровавые события, вошедшие в историю как «Черный сентябрь», заставили Хабаша самым серьезным образом пересмотреть стратегическую линию НФОП. Возникал вполне закономерный вопрос: «Кто в первую очередь страдает от терроризма?» Хабаш был опытным политиком, способным, когда того требовали обстоятельства, на ответственные решения и инициативу. Теперь руководитель НФОП пришел к выводу, что терроризм не всегда является эффективным орудием для достижения палестинцами своей цели. На III съезде НФОП в марте 1972 года Джордж Хабаш смог убедить большинство делегатов отказаться от проведения террористических операций за пределами Израиля. Однако Вади Хаддад, второе лицо НФОП, отказался признать решение съезда и стал проводить свою, независимую внешнюю политику. Фактически Хаддад создал свою автономную боевую единицу, не подчинявшуюся ЦК НФОП.

Желая продемонстрировать свою силу делегатам Ш съезда НФОП, Вади Хаддад поручает международному террористу Карлосу-Шакалу спланировать громкий террористический акт в израильском международном аэропорту Лод. Вернувшись из Иордании, Карлос, Гассан Канафани и Бассам Абу Шариф приступают к планированию операции под кодовым названием «Крупная мишень». Связавшись через своего старого знакомого японского террориста Кодзо Окамото с японской террористической организацией «Красная армия», Карлос вьшолнил заказ Вади Хаддада.

30 мая 1972 года трое японских террористов-камикадзе: Кодзо Окамото, Ракеши Окудейра и Йошуики Ясуда, прошедшие подготовку в ливанских лагерях НФОП, прибыли в израильский аэропорт Лод на самолете авиакомпании «Эйр Франс». Примерно в 10.00 террористы получили багаж, достали из чемоданов гранаты и автоматы Калашникова и принялись убивать всех подряд, кто находился в здании аэропорта. Прежде чем удалось обезвредить террористов, погибло 25 человек и 71 получил ранения различной степени тяжести. Основной жертвой японских террористов-камикадзе стали пуэрто-риканские христианские паломники.

На 30 мая 1972 года массовое убийство в международном аэропорту Лод стало наиболее страшным терактом за всю историю Израиля. Оно получило название «кровавая бойня» и стало трагедией национального масштаба. По всей стране были приспущены флаги и объявлен траур. Тела жертв еще лежали на залитом кровью полу пассажирского терминала, а одна из бейрутских радиостанций торжествующе заявила:

Израиль, это Народный фронт освобождения Палестины. Мы берем на себя ответственность.



to be continued
Tags: Израиль, Палестина, арабы, воздушный терроризм, палестинский терроризм, терроризм
Subscribe

Posts from This Journal “терроризм” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments