Призыв македонянина. (serg_slavorum) wrote,
Призыв македонянина.
serg_slavorum

Categories:

Создатели воздушного терроризма - Жорж Хабаш и Вади Хаддад. Часть 3-я.

Начало здесь:

http://serg-slavorum.livejournal.com/2237359.html

http://serg-slavorum.livejournal.com/2237606.html

…Все эти дни находившийся в своей ливанской резиденции Вади Хаддад с восторгом следил за развитием событий. Наступил звездный час его террористической карьеры У Израиля не было даже теоретической возможности что либо предпринять, чтобы вырвать своих соотечественников из рук НФОП. Если на арабские режимы еще можно было оказать давление, пригрозить им санкциями или ответным ударом, то на угандийского диктатора повлиять было невозможно. И вместе с тем столь большого числа заложников в руках Хаддада еще не было. Все указывало на то, но израильтяне должны пойти на уступки. И тогда победа в Уганде не только превратит НФОП в флагман национально-освободительной борьбы, но и обеспечит ему — Вади Хаддаду, блестящее политическое будущее. Освобождение палестинских заключенных станет основным козырем в его личной борьбе за лидерство в НФОП. Это станет подтверждением правоты избранной им стратегической линии, которую столь остро критиковал его вечный оппонент Джордж Хабаш. После того как израильтяне дали понять, что они не исключают возможность обмена палестинских заключенных на заложников, Хаддад уже видел себя на посту генерального секретаря НФОП. Он торжествовал.



Тем временем в воздух поднялся «Боинг-707», на борту которого разместился штаб операции. Самолет был перекрашен в бело-голубые цвета компании EL-AL и совершал, как казалось, обычный коммерческий рейс. У штурвала самолета находился командующий ВВС Израиля Бенни Пелед. Учитывая исключительную сложность задачи, он сам возглавил своих летчиков. В кабине рядом с ним находился заместитель начальника Генерального штаба, командовавший операцией.

Следом за ним в воздух поднялся второй «Боинг-707», также перекрашенный в цвета EL-AL, на его борту был развернут полевой госпиталь. Оба самолета должны были совершить 3800-километровый перелет вдоль Красного моря, пройти вдоль берега Саудовской Аравии, пролететь над территорией Эфиопии и совершить посадку в кенийском международном аэропорту Найроби.

Последними в 15.30 с военного аэродрома Шарм-а-Шейх на Синае поднялись и взяли курс на Уганду военно-транспортные самолеты с объединенным десантом на борту. В это время правительство Израиля еще не дало разрешения на проведение операции, самолеты могли развернуть домой, десантники еще надеялись, что ситуация разрешится миром, все понимали, что в случае провала операции помощи ждать неоткуда. Единственный путь к спасению вел к кенийской границе за 180 километров от Энтеббе. В каждой машине была подробная карта Уганды. Топливные баки бронетранспортеров и джипов были заполнены доверху. Кроме того, десантники припрятали в машинах дополнительные канистры с горючим, которого, как они надеялись, должно было хватить до кенийской границы. Оказаться в руках угандийцев было невозможно, пленников живыми скармливали аллигаторам. Бойцам спецназа оставалось рассчитывать лишь на себя.

Команды на возвращение не последовало, и самолеты точно по плану достигли Энтеббе. За несколько минут до начала операции израильское правительство поставило в известность своих союзников. Как только грузовой самолет коснулся взлетно-посадочной полосы, на бетонное поле аэродрома выскочили бойцы спецназа 35-й десантной бригады и бригады «Голани». Они обеспечивали прикрытие остальному десанту. Потом на взлетно-посадочную полосу выехал черный «мерседес», на переднем сиденье которого находился командир «Сайрет Маткаль» подполковник Йонатан Нетаньяху. На большой скорости, с включенными дальними огнями «мерседес» и сопровождающие джипы направились к пассажирскому терминалу, расположенному в двух километрах от места высадки десанта. Аэропорт был погружен во тьму. Самолетов явно не ожидали, операция началась успешно. На подъезде к терминалу спецназовцы открыли огонь по часовым. Машины неслись на большой скорости, часть охраны уцелела и открыла ответный огонь. Но десантники счастливо проскочили зону обстрела и въехали под защиту здания. Теперь штурмовой группе предстояла схватка с террористами. Те явно не ждали атаки и были тут же уничтожены. От начала первой стычки с угандийскими часовыми до окончания за чистки первого этажа пассажирского терминала и освобождения заложников прошли считанные минуты. К сожалению, был убит израильский заложник — во время штурма он, несмотря на предупреждение лежать на полу, встал, был принят за террориста и застрелен. Еще несколько заложников были ранены отстреливающимися террористами. Сам спецназ понес единственную, но тяжелую утрату. По группе захвата открыли снайперский огонь с контрольной вышки аэропорта и был смертельно ранен командир израильтян Йонатан Нетаньяху.

Свою часть операции бойцы «Сайрет Маткаль» выполнили с минимальными потерями. Расчет операции предполагал возможные потери трети заложников и личного состав ва штурмовой группы. Тем не менее выводить спасенных людей из здания было нельзя — аэропорт не очищен от угандийцев, пространство вокруг простреливалось насквозь. Теперь все зависело от успеха групп прикрытия и второй волны десанта. Они должны были выполнить свою боевую задачу до того, как к аэропорту подоспеют крупные армейские силы с танками и артиллерией.

Как и планировалось в Генштабе, ровно через 7 минут после «Геркулеса» с группой захвата в аэропорту приземлились самолеты со вторым отрядом десанта: отдельное спецподразделение под командованием майора Шауля Муфаза, спецназ 35-й воздушно-десантной бригады под командованием подполковника Матана Вильнаи и бойцов бригады «Голани» под командованием подполковника Ури Саги. Первые бойцы, ступившие на угандийскую землю, несколькими выстрелами из наплечного противотанкового гранатомета «Лау» уничтожили контрольную вышку, на которой засели снайперы и пулеметчик. Потом десантники погрузились в бронетранспортеры с крупнокалиберными пулеметами и бронированные джипы с установленными на них безоткатными артиллерийскими орудиями и, разделившись на три отряда, разъехались по территории аэропорта. Каждый из отрядов приступил к выполнению своей задачи.

Один из отрядов повел зачистку территории, уничтожая все, что могло представлять угрозу эвакуации десанта и заложников. Высадка израильтян стала для угандийских солдат полной неожиданностью, они были деморализованы, солдаты разбегались, почти не оказывая сопротивления.

Другая группа приступила к уничтожению угандийских боевых самолетов. Первоначально планировалось заложить под корпусы истребителей мины замедленного действия. Однако когда выяснилось, что МиГи не имеют боекомплекта и не заправлены горючим, подполковник Ури Саги отдал приказ немедленно, не дожидаясь конца эвакуации, уничтожить все истребители.

Спецназу 35-й воздушно-десантной бригады под командованием подполковника Матана Вильнаи была поставлена задача зачистить новый пассажирский терминал. На это ушло пятнадцать минут. Во время штурма один из десантников получил тяжелое ранение в голову и остался парализованным.

Эвакуация заложников прошла без единой заминки. В 23.59 Уганду покинул первый самолет с освобожденными заложниками на борту. В 00.40 взлетел последний самолет с десантом, оставляя за собой пылающий аэропорт и горы уничтоженной военной техники. Удалось захватить в плен троих палестинских террористов — членов НФОП. За день до вылета главнокомандующий ВДВ Израиля генерал-майор Дан Шомрон заявил членам правительства, что на проведение антитеррористической операции в Энтеббе отводится 58 минут. С момента приземления первого «Геркулеса» до взлета самолета с освобожденными заложниками прошло… ровно 58 минут!

Во время этой антитеррористической операции «Шаровая молния» израильские десантники проявили все лучшее, что было накоплено в длительной и упорной борьбе с терроризмом. Со стороны израильтян было двое погибших и семеро раненых.

Была еще одна невинная жертва. Израильская заложница, пожилая женщина по имени Дора Блох, неожиданно почувствовала себя плохо и незадолго до высадки десанта была госпитализирована в больницу в городе Камлала. На следующий день после операции в Энтеббе по приказу угандийского диктатора Иди Амина она была убита.

Возвращение заложников превратилось в национальный праздник, который остается событием национальной гордости для нескольких поколений израильтян. Операция в Энтеббе оказала огромное положительное психологическое воздействие на израильское общество, которое вновь обрело веру в свою армию и государство, пошатнувшуюся после серьезных просчетов в войне Судного дня 1973 года. Успех израильтян в далекой Уганде имел огромный международный резонанс. В США известие об освобождении заложников израильским спецназом затмило даже главный праздник года — День независимости.

Успешная антитеррористическая операция в Энтеббе явилась прямым ударом по ненавистному израильтянами руководителю военного крыла НФОП, главному вдохновителю и организатору «зарубежных акций», доктору Вади Хаддаду. Столь громкий и позорный провал перечеркнул все его террористические «заслуги» перед НФОП и подорвал престиж самой организации. Соратники по партии ему этого не простили. Вскоре после антитеррористической операции «Шаровая молния» Хаддад был исключен из состава Народного фронта освобождения Палестины. А почти через два года, 28 марта 1978 года, спустя некоторое время после хирургической операции по удалению злокачественной опухоли доктор Вади Хаддад умер в одной из восточногерманских клиник. Так бесславно закончил свой путь один из злейших врагов Израиля и Западного мира, руководитель военного крыла НФОП, один из теоретиков палестинского терроризма доктор Вади Хаддад.

В середине 90-х годов НФОП была вытеснена на обочину палестинской вооруженной борьбы такими набирающими силу исламскими террористическими организациями, как Палестинский Исламский Джихад, во главе которого со дня своего основания и до 1995 года находился шейх Фатхи Шкаки и ХАМАС, духовным лидером которого является шейх Ахмад Ясин. Пытаясь перехватить инициативу у исламских фундаменталистов и Арафата, в 1993 году НФОП объединился с так называемым «Фронтом отказа», базирующимся главным образом в Дамаске. Именно по этой причине представители НФОП не смогли принять участие во внутренних выборах в образованной Палестинской Автономии.

Вместе с тем 1993 год был отмечен очередной вспышкой террористической активности НФОП. Вот лишь некоторые эпизоды, характеризующие деятельность НФОП середины 90-х годов:

• 16 сентября 1993 года силы Армии Обороны Израиля ликвидировали вооруженного террориста НФОП, пытавшегося прорваться на территорию Израиля морским путем со стороны Ливана, в районе Рош-а-Никра;

• спустя две недели, 9 октября 1993 года, двое израильских туристов были найдены убитыми в ущелье Кельт, расположенном между Иерусалимом и Иерихоном. НФОП взял на себя ответственность за проведение этого теракта;

• 15 ноября 1993 года в Хевроне было совершено жестокое убийство. Двое членов НФОП зарубили топорами престарелого раввина Авраама Зарбива. На одном из топоров на арабском языке было вырезано ножом «Аль-Жабха аль-Ашабийя Итахрир Фаластин»;

• 8 декабря 1993 года в Бейт-Лехеме (Вифлеем) двумя выстрелами был тяжело ранен Яир Гонен. Как и в предыдущих случаях, ответственность за нападение взял на себя НФОП;

• 21 января 1994 года житель Ришон-ле-Циона Моше Беккер был убит на своей апельсиновой плантации. Преступники нанесли ему несколько ножевых ранений в область груди, а затем перерезали горло. Оперативники службы безопасности ШАБАК задержали двоих террористов. Ими оказались Мидхат Бардах и Хани Абу Сита, жители лагеря палестинских беженцев «Хан Юнее», расположенного на территории Сектора Газа. На допросе террористы сообщили, что убийство Моше Беккера должно было стать вступительным экзаменом в одну из боевых ячеек НФОП. Накануне вечером они пришли к Моше Бекксру и устроились работать на плантации. На следующий день в 8 часов утра они осуществили задуманное и попытались скрыться на территории Сектора Газа.

С развалом Советского Союза и социалистического лагеря НФОП лишился одного из основных источников финансирования, арабские страны постепенно стали пересматривать свою политику в отношении Израиля и палестинского терроризма. Небогатая Сирия, раздираемая к тому же внутренними проблемами, не могла в полной мере финансировать НФОП, а ультраортодоксальные исламские режимы предпочитали поддерживать другие террористические организации. Время так называемого светского терроризма на Ближнем Востоке начало подходить к концу. Ему на смену пришли более экстремистские исламские террористические организации.

В мае 2000 года из-за серьезного ухудшения здоровья доктор Джордж Хабаш был вынужден уйти с поста лидера НФОП, уступив место своему давнему протеже Мустафе Али Кассам Цабири, более известному в палестинской среде как Абу Али Мустафа.

http://litresp.ru/chitat/ru/%D0%91/brass-aleksandr/kto-estj-kto-v-mire-terrora/4

Tags: палестинский терроризм, терроризм, террористы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments