Category: литература

Лев Каджаров

Хосров и Ширин. История любви

Court-of-Khosrow-II-7-century-AD.jpg

С Хосровом II связана одна из самых трогательных историй любви, не раз вдохновлявшая впоследствии великих поэтов.

Фирдоуси в знаменитой поэме «Шахнаме» писал о том, как юный царевич Хосров полюбил красавицу Ширин, несмотря на то, что она была простого происхождения. Когда он взошёл на трон, то забыл о своей любви. Но однажды, направляясь на охоту, проехал мимо её дома, и увидел Ширин, стоящую на плоской крыше. Все чувства ожили вновь, и шах решил жениться на возлюбленной.

Вельможи были против:

C чистейшим отцом недостойная мать
Жизнь сыну не могут достойную дать…

Однако шах сумел убедить их, прибегнув к образному изложению – предъявил сначала драгоценную чашу, полную крови, а потом тут же чашу с лучшим вином:

…Какой
Перед нами – всё тот же сосуд иль иной?...

Получив ответ,
Царь молвил: «Ширин, что средь града жила
И чаше с отравой подобна была, -
Как чаша с вином у меня в терему
И благоуханью под стать моему».

По некоторым сведениям старшего сына Хосрова подтолкнуло к заговору то, что шах собирался передать престол не ему, а сыну от Ширин.

Прославленный классик персидской поэзии Низами Гянджеви в поэме «Хосров и Ширин» описывает, как царевич Хосров видит купающуюся Ширин (Низами именует её армянской принцессой) и сразу влюбляется в неё. Она отвечает взаимностью, но потом Хосров вынужден жениться на Марии, дочери византийского императора. Однако тоска по любимой заставляет его отвергнуть все земные выгоды и всё – таки вернуться к Ширин.

Но сын Хосрова и византийки свергает отца, а затем убивает его спящего. Хосров умирает молча, чтобы не потревожить Ширин. А она, очнувшись от сна, видит рядом окровавленное тело любимого мужа.

Совершив погребальные обряды, Ширин закалывает себя кинжалом на могиле Хосрова.

Существует также рассказ о том, что Ширин было и в то время настолько прекрасна, что Шируйе пожелал сделать её своей женой. Но она, испросив небольшую отсрочку, скрылась в гробнице Хосрова и выпила принесённую с собой отраву.

Из книги Громов А. Б., Табаи С. Н. «Персия: история неоткрытой страны» Под редакцией О. Шохина. – 2 – е изд., дополн. – М. ООО «Садра», 2017. Стр. 141 – 143.

P. S. Напомню, что персидская царица Ширин была ассирийкой (арамеянкой) из Хузистана, области на юго-западе Ирана, сейчас известной как Арабистан (Аль-Ахваз) и населённой арабами-суннитами. В древние времена её население состояло из сирийцев (ассирийцев) - христиан, вывезенных персами в качестве пленников с территории Римской империи.

Через пять веков после своей смерти царица - арамеянка Ширин с лёгкой руки персидского поэта Низами Гянджеви, автора поэмы "Хосров и Ширин", превратилась в армянскую принцессу.
Долой большевизм

Лев Давыдович Троцкий - радетель за рабоче-крестьянскую Русь.

Действительно, а почему только уголовник Джугашвили, накативший стакан "За великий русский народ" считается "русским националистом"? А вот Лев Давыдович Троцкий и два и три и более раз за "народушко" накатывал. Но красно-коричневые совки (вот типичный пример болящих) только бело-эмигрантскую фальшивку про "белых негров" помнят.

Троцкий_русь.jpg

А это Серёжа Есенин, крестьянский поэт. Песнь о великом походе

Ой ты, атамане!
Не вожак, а соцкий.
А на что ж у коммунаров
Есть товарищ Троцкий?
Он без слезной речи
И лихого звона
Обещал коней нам наших
Напоить из Дона.
Вей сильней и крепче,
Ветер синь-студеный!
С нами храбрый Ворошилов,
Удалой Буденный.

Примечательно, что фамилию Троцкий в советских изданиях есенинских стихов заменяли многоточием. Как там пел Ободзинский, "в каждой строчке только точки после буквы л..."
Долой большевизм

Совсем неожиданно Пушкин стал власти и партии свой.

Аксакова.jpg

В 1937 году, понимая напускную помпезность грандиозных мероприятий, проводимых в стране, по случаю 100-летней годовщины гибели А. С. Пушкина, свое мнение о происходящем изложила в стихотворной форме Татьяна Александровна Аксакова:

Внимают все нации мира,
Как два десятилетия сплошь
По радиоволнам эфира
Несется советская ложь.

С верхушки стальной Коминтерна
Тирану всесильному в честь
В бесстыдстве своѐм непомерном
Восточная сыплется лесть.

На каждой газетной странице
И в каждой научной статье
Теснятся в строках небылицы
О чьѐм-то счастливом житье.

И с пылом поистине странным
Верша свой неправедный суд,
В разрез историческим данным
О мертвых историки врут.

Так волей партийной верхушки
И критики передовой
Совсем неожиданно Пушкин
Стал власти и партии свой.

Когда доказательства плохи,
Их ждѐт неминуемый крах.
Созвучен ли Пушкин эпохе,
Имеющей стимулом страх?

В стране, где не смеют друг другу
Простейшие молвить слова,
Доносы вменяют в заслугу,
И слѐзам не верит Москва ...

Нет, гений дворянской культуры
Не стал бы оправдывать тех,
Кто в мрачные дни диктатуры
Спасается сменою вех.

И мощным откликнувшись звуком
На то, что мы робко таим,
Он первый пошѐл бы по мукам
С истерзанным классом своим.

Чтоб слух о страданьях не замер
В аркадах тюремных дворов,
Чертил бы на извести камер
Потоки бичующих строф.

И след этих скорбных анналов
Пронес через грани веков:
И тайну постройки каналов,
И жуткую боль Соловков.

Стихотворение было опубликовано в США в марте 1992 г. к 100 - летию Татьяны Александровны Евгенией Семѐновной Шалиной, бывшей научной сотрудницей Музея А.С.Пушкина на Мойке, которой Т. А. Аксакова разрешила его переписать для возможной публикации в будущем.

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1928439594060837&set=gm.1399884636790745&type=3&theater
Крест святого Георгия

В поисках Ширин.

Хосров_Ширин.jpg

Только, как я уже писал, царица Ширин стала армянкой лишь благодаря фантазии персидского поэта Низами Гянджеви, а остальные поэты, такие как Алишер Навои, лишь повторили вслед за ним. А Ширин был ассирийкой (арамеянкой).

Статья Ариса Казиняна. Оригинал здесь.

В конце XIX века в Российской империи наблюдался значительный рост популярности восточных мотивов. Живописцы и фотографы того времени запечатлели множество образов восточных красавиц. Многие художники тогда стали писать «подражания персидскому», в которых часто фигурирует великолепная Ширин – символ восточной красоты и изящества. Видные фотографы того времени Д.Ермаков, Ф.Орден, Д.Никитин пустились в поиски «своей Ширин», этой загадочной армянки. Кстати, сами работы оценивались по достоинству; например, Дмитрий Ермаков получил награду Французского фотографического общества, высокие премии Московской антропологической выставки и даже удостоился титула «Фотограф Его величества шаха Персидского».

Collapse )
Лев Каджаров

Соловей земли Иранской

Оригинал взят у sanaei в Соловей земли Иранской
2iijzua

Барбад - любимый поэт и исполнитель при дворе шаха Хосрова II Парвиза(591-628 н.э.), правителя легендарной династии Сасанидов.

Об этой исторической фигуре, основоположнике песенной и поэтической традиции в Иране мы знаем, в основном, из легендарных источников. Ввиду отсутствия реальных исторических документов, подтверждающих существование Барбада, личность выдающегося пеца-поэта окутана многочисленными тайнами.

Согласно одной из наиболее древних версий, которой придерживался известный арабский философ и поэт Джахиз, Барбад был уроженцем Мерва, города Средней Азии в юго-восточной части современного Туркменистана. В то же время персидский поэт и философ Шамс ад-дин Рази называет город Джахров провинции Фарс родиной певца.
Легенда, расказанная Фирдоуси, гласит, что Барбад стремился попасть ко двору шаха, но главный придворный поэт Саргис позавидовал таланту молодого юноши и не дал ему выступить перед правителем. Тогда юный соловей прибег к хитрости, забрался на дерево в царском саду во время пиршества и спел три песни под аккомпанемент своего музыкального инструмента барбата. Шах был так поражен талантом певца и красотой мелодий, что нарек молодого исполнителя главным придворным поэтом.

загруженоСильное соперничество музыкантов при дворе объясняется тем, что они, развлекая государя песнями и стихами, оказывали на него особое влияние. Поэт становится правой рукой государя. Однажды умирает любимый конь правителя Шабдиз, и никто из подданных не решается сообщить Хосрову об этом, опасаясь его негодования. Тогда мудрый Барбад приходит на помощь и сочиняет по этому случаю песню с призывом отбросить печаль. Еще одна известная песня персидского соловья называется «Машкдане», что означает «Крупица мускуса». Она посвящена любимой супруге Хосрова Ширин. Мелодия пришлась по душе царице, в ответ она щедро отблагодарила певца, подарив ему имение под Исфаганом.

Barbad-khosrow-parviz-645

До нас дошло множество рассказов о чудесах Барбада. Однажды во время пышного праздника певец отлучился, его соперник воспользовался случаем и порвал струны его инструмента, чтобы Барбад не смог достойно выступить. По возвращении он обнаруживает это и благодаря своему мастерству продолжает исполнять песни так ловко, что никто из присутствующих не замечает дефекта.
Мелодии Барабада получают свое название в честь правителя Хосрова. Специалисты выделяют «Хосровани» по рифме, метру, содержанию и событию, в честь которого они исполняется. Песни представляют собой рифмованную прозу, рассказывают о дворцовом этикете, пиршествах и церемониях. Главной целью «Хосровани» является восхваление правителя, описание его доблести и мужества в бою и на охоте, и мудрости в государственных делах.
В поэме Низами «Хосров и Ширин» перечисляется тридцать песен Барбада, приуроченных к тридцати дням зороастрийского месяца. Однако, ученые склоняются к тому, что их было значительно больше, поскольку существовал цикл песен на каждый из двенадцати месяцев и на каждый день недели.
Конец жизни певца также связан с легендой. После смерти Хосрова он отправился на родину и еще долго рассказывал о подвигах своего господина, оставаясь преданным ему до самой смерти. В конце жизни он сжег свой барабат, который навсегда остался символом символизируя его творчества.

Борцы за свободу:)

Хотя Шамиль конечно же ни разу не борец за права трудящихся горцев был. Между прочим религиозный мракобес, каких свет не видывал - читайте хотя бы "Хаджи Мурата" Льва Толстого. Но большевикам-сталинцам пофигу - главное, что против "русского царизма".

Оригинал взят у byacs в Борцы за свободу:)



Это из газеты 1939 г. Пройдет какие-то 5 лет и чеченцев отправят в Сибирь и Казахстан в принудительном порядке, т.е. почти поголовно депортируют. Вот тебе и Шамиль...

______________

Полагаю, что все это очень сомнительно, - 166 лет прожить. Думаю, что это приписки:)
Двех Навша

Ассирийская девочка Карима из Сиирта.


Фото Каримы из указанной ниже книги. Также эта фотография помещена в книге "Сейфо. Ассирийский геноцид. Когда, где, как" Дэвида Гонта (Gaunt), профессора истории в Университете Сёдертёрн (Södertörn), Швеция. Страница 20.

Мой перевод главы из книги халдейско-католического священника Джозефа Найема (Naayem) Shall this nation die? ("Умрёт ли этот народ?"), Chaldean Rescue. New York, 1921 (Глава 3), в которой собраны свидетельства очевидцев геноцида ассирийцев в Османской империи.

Некоторые жители Сиирта (Sairt) из числа мусульман прибыли в Константинополь в 1918 году; вместе с ними было несколько халдейских девочек, похищенных и разлучённых со своими семьями Не имея денег и возможности обеспечивать всем необходимым свои жертвы, мусульмане пытались избавиться от них. Одной из них была Карима 13 лет. Узнав, что она имеет родственников в городе,они отправили её к ним. Она вернулась босая и одетая только в сорочку и купальное платье. В этом костюме я её и сфотографировал. Латиф Бей Табиб, влиятельный халдей, член апелляционного суда в Константинополе, интервьюировал ребёнка и вот что она ему поведала:

Во время массовых убийств мне было ещё 10 лет. Мой отец Джерджис (Djerdjis) был служащим в правительственной администрации Солевой Монополии. (Помимо отца) наша семья состояла из моей матери (Джейн), моих трёх братьев Керима (старшего, возраст 11 лет), Юсуфа и Латифа и моего дедушки Георга.

Четыре года назад, в конце весны на наш дом в квартале Айн – Сзилиб (Ain-Szilib) напали двадцать бандитов. Несмотря на их мольбы, отец и дедушка были немедленно убиты, а моя мать, братья и я были уведены в плен. Убив мои родных и бросив их тела в канавы за городом, курды забрали меня в деревню Зевида (Zewida) с другими халдейскими девочками моего возраста. Здесь меня держали целый год. Ночью курды насиловали меня. Я не смела сопротивляться, опасаясь быть убитой.

Год спустя я вернулась в Сиирт с турецкой женщиной. Она отдала меня в дом к Абдул Фериду, человеку, раграбившему наш дом. Полагая, что тот проявит сострадание ко мне. Однако Абдул Ферид отправил меня обратно. Халдейская женщина, работавшая медсестрой в доме турка по имени Тефлик, и другая христианка, которую звали Махбуба (Mahbouba) походатайствовали, чтобы меня взяли здесь в услужение – носить воду.

Однажды, когда я шла с кувшином к фонтану, солдат по имени Абдулла, водонос из госпиталя в Саирте, увёл меня к себе домой. Его мать, Фаттум Ханым (Fattoum Hanem) повела меня на то место, где были убиты бедные халдеи, и там сказала мне: «Если ты не будешь послушна, ты будешь предана смерти как твои единоверцы».

Это место было ужасным склепом, где до сих пор можно увидеть кости и волосы жертв. После нашего возвращения Фаттун спросила: «Ты поняла, что я сказала, грязная неверная?»

Я была запугана и не могла ничего вымолвить. Когда водонос Абдулла возвращался домой, он подвергал меня всевозможным унижениям. Три долгих года я вынуждена была терпеть дьявольские капризы и дурное обращение его матери. Наконец в городе начался голод. От него страдали все, исключая убийц вроде Абдул Ризы, экс-депутата от Сиирта. У последнего было много добра, награбленного у христиан. Водонос Абдулла, видя в конечном счёте, что не может содержать свою семью, велел своей матери взять детей и идти просить милостыню. Женщина, однако, приняла решение отправиться в Константинополь.

Я не могу перечислить все страдания, вынесенные мною за три месяца этого ужасного путешествия – от голода и от Фаттун и её детей. По прибытию в Константинополь старуха отдала меня другой турецкой женщине, которая, к счастью, знала моего родственника Зеки Хоризе (Zeki Chorize). По моей просьбе она встретилась с ним, и он принял меня в свой дом, где я и нахожусь.

Тысячи халдеев были жестоко убиты в моей области.
Множество девушек находятся в руках турок и курдов.

Имена моих убитых родных: моя мать, её братья Тефлик (Tewfik) и Булос (Boulous), их сестра Хилане (Hilane); трое моих братьев Керим (старший из них, преданный смерти по приказу лютого Абдул Ферида, разграбившего наш дом), Юсуф и Латиф; мой отец Джердж, его брат Петион (Pition) и сестра Хатун (Khatoun), дедушка Георг; наконец, обе мои бабушки – Рахель (Rahel) со стороны матери и Сузанне (Suzanne) со стороны отца.

Все ценности, которыми мы владели, часовые браслеты, золотые цепочки и серьги, забрал Абдул Ферид, ныне находящийся в Сиирте.


http://www.aina.org/books/stnd.htm

Из этой же книги взят рассказ об убийстве халдейского епископа Аддая Шера:

http://foto-history.livejournal.com/8407880.html
Двех Навша

Профессор СПбГУ Владимир Емельянов раскрыл философский смысл шумерских пословиц

Оригинал взят у philologist в Профессор СПбГУ Владимир Емельянов раскрыл философский смысл шумерских пословиц
Профессор СПбГУ, востоковед Владимир Емельянов реконструировал систему ценностей и представлений о жизни обитателей южной Месопотамии конца III — начала II тыс. до н.э. на основе их пословиц и поговорок. Об этом пишет интернет-издание "Чердак".



Пословицы и поговорки — существенная часть корпуса дошедших до нас шумерских текстов. Известно более 2000 пословиц в составе 26 сборников и несколько десятков пословиц из литературных текстов разных жанров. Пословицы записывались главным образом учителями писцовых школ с самого раннего времени (XXVII в. до н.э.) и дошли от всех эпох шумерской истории на школьных табличках. Так как пословицы изучались в шумерских школах, можно сделать вывод, что этот жанр выражал ценности, разделяемые всеми слоями населения, хотя сочиняли их представители разных сословий. Пословицы также применялись как аргумент в официальных речах. Понять, что перед нами именно пословица, а не другой жанр (гимн, заговор, эпос, молитва) можно по нескольким признакам, понятным специалистам: особой структуре (одно-два предложения, записанных на отдельных строчках), специфической стилистике и содержанию текста.

Collapse )



Двех Навша

Энхедуанна - верховная жрица Украшения Неба.

Оригинал взят у roland_expert в Энхедуанна - верховная жрица Украшения Неба.




В 1926 году английский археолог сэр Леонард Вулли (Leonard Woolley) раскопал полупрозрачный алебастровый диск с изображением на нем жрицы, совершающей обряд ритуального возлияния.
На обратной стороне диска сохранилась клинописная надпись: «...супруга Нанны (бога Луны – прим. авт.)… дочь Саргона».
Так, спустя 4300 лет забвения мир узнал имя Энхедуанны, женщины, считающейся первым известным в мировой литературе автором.
Хотя само имя En – hedu – Ana представляет собой титул и переводится как «Верховная жрица Украшения Небес», то есть верховная жрица шумерского бога Луны Нанны, к которому и относился эпитет «Украшение Небес». Имя, данное ей при рождении - неизвестно.



Энхедуанна жила между 2300 и 2225 годами до нашей эры. И большую часть своей жизни она провела в городе Уре, который был религиозным центром культа бога луны Нанны.
Она была не просто верховной жрицей - энту, но оказалась талантливой поэтессой, писавшей на классическом шумерском языке, который вряд ли был изначально ее родным языком. Ведь она была дочерью аккадского (семитского) царя Саргона Великого (Шарукина), объединившего всю Месопотамию.

Некоторые ученые называют Энхедуанну Шекспиром шумерской литературы. Ее творчество настолько богато, что они сомневаются в авторстве некоторых ее произведений, возможно, они были написаны другими людьми, а спустя века, были приписаны Энхедуанне.

Среди ее поэм и гимнов, дошедших до наших дней и переведенных на современные языки:

1) “nin – me- sarra” –« Царица неисчислимых божественных
энергий», другое название - «Возвеличение Иштар»

2) "in-nin sa-gur-ra" – « Отважная Госпожа»

3) "in-nin me-hus-a" – « Инанна и Эбих»

4) "e-u-nir"-сборник из 42 гимнов,посвященных храмам городов Шумера и Аккада.


Есть интересные ссылки по этой теме:

1)http://www.angelfire.com/mi/enheduanna/

2)http://www.rambler-tv.ru/online/text/?id=43194


---------------------------------------------------

В конце своих поэм дочь Саргона возносила хвалу Нисабе, помогавшей ей перенести сочинения на глину.
Она писала:
" .. и восхвалена будь Нисабa,
богиня письма".

И был ещё у Энхедуанны свой "копирайт".
Он звучал так:
"Составитель таблиц – Эн-хеду-анна.
Мой господин, то, что здесь рождено, никто (иной) раньше не сотворил".


@ Роланд Биджамов
Каир, 9 сентября 2007 г.